consulting

Икона праздника



Храм Архистратига Божия Михаила при Военной академии

Мы в соцсети

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Группа Воскресной школы Божья коровка

Молодёжное движение Андреевцы

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Судьбы Божии Избранное

Четверг, 15 Января 2009 18:48
Ленинакан. Жертвы землетрясенияПосле страшного землетрясения в Армении, когда особо пострадали города Спитак и Ленинакан, мне удалось навестить своих родных только летом следующего года. Дом моих родителей не пострадал, поскольку находился далеко от эпицентра землетрясения. В отчем доме в момент моего приезда гостил человек, которого я раньше никогда не видела. Его звали Геворг. Меня поразили его огромные красивые добрые глаза, в которых была какая-то особая грусть. Он был весь седой, хотя и молод. На мои вопросы относительно Геворга – кто он, мама коротко сказала: «Он из Спитака».
 

       После страшного землетрясения в Армении, когда особо пострадали города Спитак и Ленинакан, мне удалось навестить своих родных только летом следующего года. Дом моих родителей не пострадал, поскольку находился далеко от эпицентра землетрясения. В отчем доме в момент моего приезда гостил человек, которого я раньше никогда не видела. Его звали Геворг. Меня поразили его огромные красивые добрые глаза, в которых была какая-то особая грусть. Он был весь седой, хотя и молод. На мои вопросы относительно Геворга – кто он, мама коротко сказала: «Он из Спитака».
     По обрывкам фраз я поняла, что у него скоро вернется из армии сын. Он называл мою маму сестрой (у армян принято обращение «сестра», «брат», «отец» и т.д., даже если люди не знакомы; такая форма обращения сохранилась у армян с древних времен, а точнее – с I века от Рождества Христова, когда в Армении начала распространяться христианская вера).
  - Сестра Лаура, вот вернется мой сын, - говорил Геворг, - и, даст Бог, женится, появятся внуки, и снова жизнь возродится. Наконец в моем доме опять зазвучат детские голоса, и жизнь наполнится смыслом.
  - Господь милостив, Геворг, - сквозь слезы говорила ему моя мама. – Слава Богу, все образуется. Ты только наберись терпения.
    Я знала, что погибло очень много людей, и поэтому меня успокоило, что у Геворга в живых есть сын. Но я боялась спросить у него о судьбе других его родных. И хорошо, что мне хватило ума. После отъезда Геворга мама рассказала, что кроме сына в армии, у Геворга было еще трое детей. Два сына учились в школе, а младшая девочка по имени Анушик, общая любимица, ходила в садик.
     В тот страшный день Геворгу не здоровилось, и он был дома вместе со своим отцом. Сначала они, как и многие другие, пережившие ту трагедию, не поняли, что произошло. Все в миг смешалось… От их дома и соседних домов остались руины. Они вдвоем чудом уцелели.
    Геворг побежал в сторону завода, где работала его жена. Рядом с заводом находилась школа, в которой учились его сыновья. А дедушка побежал в сторону детского сада, где была его любимица внучка. В страшных развалинах школы, а потом и завода, Геворгу удалось к концу вечера найти своих, вернее – их бездыханные тела. Оставалась последняя надежда, что хотя бы доченька Анушик уцелела. Приближаясь к зданию садика, вернее, к тому, что от него осталось, он не сразу заметил своего отца, который, сидя на грязной, заваленной разными предметами земле, крепко держал в объятиях тело обезглавленной Анушик. Не сразу понял Геворг и то, что отец его ослеп от горя.
     На следующий день Гевор похоронил жену, своих сыновей – школьников, доченьку и отца, сердце которого не выдержало такого горя. 
    Через год мама рассказала, что сын Геворга вернулся из армии. Счастью Геворга не было границ. Вместе с ним радовалась и девушка его сына, которая ждала своего любимого из армии. Вскоре наметили и день свадьбы. Но в день свадьбы перевернулась машина, в которой везли молодоженов. Никто из находящихся в той машине не уцелел. 
    На следующий день Геворг своими руками выстругал гробы. В последний раз склонился над своим сыном, в последний раз обнял его, а потом, обратив взор к небу, еле-еле прошептал: «Помилуй нас, Господи, грешных рабов Своих». 
    Шел снег. Кружась, снежинки медленно падали на землю, как будто пытаясь прикрыть от человеческого взора страшные картины землетрясения. Проезжая машина остановилась, из нее вышли люди. Им не сразу удалось разомкнуть руки Геворга, который в последнем объятии сына уже ничего не замечал – ни людей, ни снежинок. Так и умер, наклонясь над сыном, как будто шепча ему на ухо слова безмерной отцовской любви. Вечность так и приняла их в обнимку, отца и сына.

       Помилуй, Господи, усопших рабов Твоих Геворга, его сыновей, жену, родителя, доченьку Анушик и многих других, погибших в землетрясениях.

                                                                                                                       Православная армянка