consulting

Икона праздника



Храм Архистратига Божия Михаила при Военной академии

Мы в соцсети

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Группа Воскресной школы Божья коровка

Молодёжное движение Андреевцы

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Духовные портреты Избранное

Вторник, 18 Ноября 2008 06:09

  minvody.jpg   По случаю празднования дня памяти св. Феодосия Кавказского и Иерусалимского 7 августа в Покровском соборе Минеральных Вод, где почивают его мощи, служится торжественное всенощное бдение. Народу, как правило, бывает очень много, люди хотят почтить любимого святого. На праздник съезжаются все минералводские иереи и архиереи. Так было и на сей раз, с той лишь разницей, что жара в это время стояла ужасная, сорок градусов, вся трава полегла до срока, деревья, казалось, уже встретили осень, не успев насладиться летом...

  По случаю празднования дня памяти св. Феодосия Кавказского и Иерусалимского 7 августа в Покровском соборе Минеральных Вод, где почивают его мощи, служится торжественное всенощное бдение. Народу, как правило, бывает очень много, люди хотят почтить любимого святого. На праздник съезжаются все минералводские иереи и архиереи. Так было и на сей раз, с той лишь разницей, что жара в это время стояла ужасная, сорок градусов, вся трава полегла до срока, деревья, казалось, уже встретили осень, не успев насладиться летом...

На улице дышать было нечем. В храме, хотя и были открыты все двери, тоже не чувствовалось движения воздуха. Но служба шла своим чередом. Вот вышли все священники. Узнаю знакомых: из Кисловодска - отец Иоанн Знаменский, благочинный, настоятель храма св. Николая Чудотворца. Он когда-то крестил трех моих детей. Рядом - отец Александр и отец Вячеслав из Пантелеимоновского храма. Чуть правее - наместник Свято-Успенского Второафонского Бештаугорского мужского монастыря Владыка Силуан.

Сочувствую всем батюшкам. Нам жарко, хотя мы одеты по-летнему, а им-то каково. Пот струится по лицу, застилает глаза, но они словно и не замечают этого. Сказано, воины Христовы - стоят на службе.

Рядом со мной - женщина, каких в храме множество; открытое светлое лицо, платочек на голове. Мы встречаемся с ней глазами и сочувственно киваем. Вдруг всё вокруг зашевелилось, и нас понесло в общем потоке к мощам св. Феодосия и на помазание.

Народу много, служба затягивается. Моя соседка спрашивает меня, который час, и с сожалением шепчет мне на ухо, что после помазания ей надо торопиться на электричку: „Слава Богу, что сегодня смогла приехать, а завтра с утра на работу", - говорит она. Мне тоже надо возвращаться в Кисловодск, поэтому договариваемся на вокзал ехать вместе.

Зовут мою собеседницу, как и меня, Людмилой. Она служит в пятигорском храме Архангела Михаила, раньше работала воспитательницей в детском саду. Я говорю: „Ничего удивительного в этом нет. Наша с Вами святая - покровительница всех учителей, воспитателей, мам, бабушек, всех, кто так или иначе связан с воспитанием и образованием. Я тоже всю жизнь преподаю. Имя ко многому обязывает. Когда я была в Чехии, мне довелось видеть редкие иконы, на которых св. Людмила, „matka české země", изображена то со свитком книг, то с чашей, наполненной виноградом, то сидящей за столом вместе с малолетним внуком Вячеславом, которого обучает грамоте".

Моя собеседница искренне сокрушается и признается мне, что почти ничего не знает о своей святой. Я, в свою очередь, тоже расстраиваюсь, что не взяла с собой сборника о чешских святых, который мы с подругой, тоже Людмилой, написали по благословению несколько лет назад. Чтобы хоть как-то восполнить упущенное, рассказываю, как во второй половине IX века великоморавский князь Ростислав обратился к византийскому императору Михаилу III с просьбой прислать в Моравию проповедников, которые могли бы на родном языке открывать народу истинную веру христианскую. По благословению Михаила в великоморавскую миссию были отправлены святые братья Кирилл и Мефодий, имевшие уже опыт миссионерской работы. Кирилл к тому времени уже разработал славянскую азбуку, вместе с братом проповедовал в Болгарии, трудился над переводами богослужебных книг. Успешная просветительская деятельность братьев привлекала к ним людей, которые услышали благую весть о Христе на родном языке. На Мораве строились и освящались храмы, отроки обучались славянской азбуке.

После смерти св. Кирилла брат его св. Мефодий вместе с учениками продолжил начатое дело. Вслед за моравцами святое крещение из рук Мефодия принял чешский князь Борживой с супругой Людмилой. По возвращении в Чехию они стали строить на своей земле христианские храмы, ставили при них священников, устраивали школы для детей, воспитывали своих шестерых детей в вере и благочестии.

После смерти Борживоя и старшего сына Спитигнева престол унаследовал младший сын Вратислав, который взял себе жену Драгомиру из языческой страны славян-лютичей. Ненавидя свекровь, Драгомира чинила Людмиле всяческие козни. Особенно возмущало молодую невестку, что свекровь воспитывает первенца, Вячеслава, «как монаха», учит с ним молитвы, ходит на богослужения.

Младшего же сына, Болеслава, Драгомира воспитывала по-своему и впоследствии пожала горькие плоды своих наставлений.

Мы не заметили, как электричка подошла к Пятигорску. Моя собеседница заторопилась. Сказав, что служит в храме по четным дням, она попросила, если Бог даст, при случае навестить ее. Уж очень ей хотелось обо всем прочесть самой.

Случай не заставил себя ждать. И 20 августа на Попразднество Преображения Господня я приехала в Пятигорск. Нашла храм, он расположен недалеко от вокзала, очень красивый, светлый. Вхожу и вижу Людмилу, которая протирает икону на аналое. Она случайно повернулась в мою сторону, и лицо ее озарилось радостной улыбкой, ведь она ждала меня по всем четным дням. После службы я подарила ей и настоятелю храма отцу Борису привезенные книжки, благословилась на дорогу в Москву. Билеты у меня были на 24 августа. И Людмила сказала, что, если успеет, может быть, подойдет к поезду.

Настал день моего отъезда. В суматохе я совершенно забыла о Людмиле. В течение дня пришлось переделать массу неотложных дел, и, что называется, еле живая от усталости, я села в поезд. Моя новая попутчица восторженно делилась своими впечатлениями об отдыхе. В восемь вечера наш поезд, замедляя ход, плавно останавливается на пятигорской платформе. И я вдруг отчетливо вижу, как за стеклом проплывает знакомый силуэт. Оглядываюсь. Да, это стоит Людмила, все в том же платочке, смиренно, без лишней суеты.

Я вскакиваю, чтобы успеть выйти из вагона и не мешать при посадке новым пассажирам. И вот наша третья, самая короткая встреча с Людмилой. Мы обнимаемся, она протягивает мне епархиальную газету «Ставропольский Благовест»: «Почитаете по дороге, вот Бог дал еще раз свидеться. Спасибо за книжку, прочитала с большим интересом. Еще больше полюбила свою святую и имя, которое ношу. Спасибо св. Феодосию, что так чудесно свел нас. Если будете в Пятигорске, я всегда по четным в храме служу. Благослови Вас Господь, счастливого пути».    

Я поцеловала Людмилу и побежала к своему вагону. Мою усталость как рукой сняло. На душе было хорошо и покойно. На вопрос своей попутчицы: „Кто это?" - я ответила: „Сестра во Христе".

***

А теперь немного о „случайностях".

В этом году во время Крестного хода на Пасху подходит ко мне наша прихожанка Люба и говорит: „Не знаю почему, но иконка св. Феодосия Кавказского „просится" к тебе, может, объяснишь". „Объясню, - отвечаю, почему-то даже не удивляясь, - я родом из Кисловодска, всегда, когда бываю дома, езжу в Минводы поклониться св. Феодосию, иногда попадаю и на день празднования святого. Но в последний мой приезд запланированная поездка к мощам св. Феодосия сорвалась. Это мне напоминание о невыполненном обещании."

Людмила Бабаджанян

Другие материалы в этой категории: Судьбы Божии | Русские женщины