consulting

Икона праздника



Храм Архистратига Божия Михаила при Военной академии

Мы в соцсети

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Группа Воскресной школы Божья коровка

Молодёжное движение Андреевцы

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Дети и работа: размышления православной мамы. Текст 4 Избранное

Воскресенье, 27 Марта 2011 23:46

Дети и работаНе буду теоретизировать и обобщать, расскажу лишь о своем трехлетнем опыте (именно столько лет нашему первенцу). Наша с мужем семейная жизнь сложилась так, что вопрос, нужно мне подрабатывать или нет, раз у меня маленькие дети, даже не стоит: те деньги, которые я зарабатываю, являются существенной частью нашего семейного бюджета. И, если честно, для меня это большое счастье: что я имею законное право заниматься своим любимым делом.

Не буду теоретизировать и обобщать, расскажу лишь о своем трехлетнем опыте (именно столько лет нашему первенцу).

Наша с мужем семейная жизнь сложилась так, что вопрос, нужно мне подрабатывать или нет, раз у меня маленькие дети, даже не стоит: те деньги, которые я зарабатываю, являются существенной частью нашего семейного бюджета. И, если честно, для меня это большое счастье: что я имею законное право заниматься своим любимым делом.

Когда я в десятом классе решала, в какой вуз и на какой факультет мне идти учиться, то не задумывалась о том, что когда-то мне придется совмещать работу с семьей, но Господь управил все очень премудро, и между несколькими профессиями, которые мне нравились, я выбрала ту единственную, которая допускает «удаленную» работу. Я литературовед – человек, который работает с текстами (своими и чужими).

 Поэтому сейчас я часто подрабатываю редактурой – очень люблю помогать чужому тексту становиться лучше. Первый текст, который я редактировала в своей жизни, были проповеди моего «духовного дедушки», о. Димитрия Дудко. Он похвалил меня за редактуру – «любишь автора… уважаешь его», и благословил работать в каком-нибудь издательстве. С тех пор так оно и складывается – то одно, то другое православное издательство «заказывает» мне надомную редактуру.

Иногда я пишу статьи для сайтов, маленькие заметки, новостные блоки. Не все тексты получаются удачными, но каждый такой журналистский опыт меня чему-нибудь учит. И, если честно, мне даже нравится пробовать какие-то новые форматы «текстовой» подработки, чтобы приобрести новый профессиональный опыт. Конечно, в основном я работаю с православными издательствами и СМИ, но иногда мне предлагают и светские варианты, и, если у меня есть время, а в тех текстах, которые я должна писать, не предполагается ничего антихристианского, я соглашаюсь. Недавно, к примеру, мне посчастливилось писать текст о Москве в один путеводитель. Говорю «посчастливилось», потому что давно хотела испробовать себя в этом жанре. Нам с отцом Александром показалось, что задание совсем не сложное, и за пару дней – максимум неделю работы я получу, в общем-то, неплохие деньги. Оказалось, что мы страшно ошиблись! Дело в том, что в этом издательстве выработан достаточно жесткий формат для такого типа текстов, и каждый мой кусочек редактор отправлял на до- или переработку. В итоге я потратила на этот текст около трех недель, но зато узнала столько интересного о Москве и известных людях, которые в ней жили!

Сейчас в самом разгаре другой мой профессиональный проект – уже не журналистский. Господь дал мне возможность поучаствовать в конкурсном отборе и последующем издании научных трудов молодых ученых – кандидатов филологических наук. Сейчас пока нам присылают заявки и рукописи, мы (члены Экспертного совета) должны их читать, развернуто рецензировать и в итоге отобрать тех авторов, которых издательство будет публиковать. Мне очень интересно этим заниматься, так как это напрямую связано с моей профессией.

Вскоре стартует и еще один проект – уже чисто православный. Если будет на то Божья воля, через несколько недель мы с о. Александром Никольским запустим новый сайт, посвященный проблемам воцерковленных семей. Это будет сайт, ориентированный прежде всего на духовнические нужды о. Александра, и его ближайшей аудиторией, как предполагается, будут духовные чада батюшки – хотя, думаю, он будет интересен и другим воцерковленным людям.

Я могла бы еще и еще говорить о своих профессиональных задумках, надеждах и планах, но вопрос-то поставлен немного по-другому: реально ли совмещать работу и сидение с детьми?

Разумеется, дети ограничивают профессиональные возможности мамы – прежде всего тем, что у нее остается НАМНОГО меньше времени. Я, к примеру, могу работать только несколько часов по вечерам. Днем, когда малыши спят, я тоже сплю. А если они не спят, то те несколько минут, в которые кто-то из них не требует моего внимания, даже не стоит тратить на работу: только сосредоточишься на тексте – как тебя сразу же отвлекут ,и  ты, в итоге, будешь нервничать и думать, что тебя заставляют варить кашу, строить домик для человечков или менять памперс, а у тебя там «горит» работа… Такие мысли отравляют общение с детьми – и, столкнувшись с этим несколько раз, я решила, что работа и дети должны быть полностью изолированы в моем расписании.

Второе нехитрое правило, которое я вывела из своего опыта, - об идеальном совершенстве конечного продукта надо забыть. Та профессиональная планка, которую я ставила себе в девичестве, теперь для меня недостижима – и, наверно, не будет достижима в ближайшие десять-пятнадцать лет. Вот, например, в апреле я должна сдать в ПСТГУ учебно-методический комплекс по той дисциплине, которую там преподаю. Конечно, мне бы хотелось, чтобы мой учебник был фундаментальным. Хотелось бы не только составить к каждому разделу библиографию из 40-50 источников, но и все их прочитать. Но, при работающем папе и работающей бабушке, у меня просто нет такой возможности. И мне ужасно обидно. И я понимаю, что мой текст будет намного хуже, чем если бы я могла посвящать его написанию хотя бы четыре-пять часов в день… Однако мне кажется, что все равно лучше сделать максимум того, что я могу при моих обстоятельствах, чем не сделать вообще ничего.

Третье правило, которым я руководствуюсь, - интересы детей важнее, чем любая моя работа. Поэтому я стараюсь не брать подработок с жестким графиком. Кроме того, при обсуждении условий работы с «заказчиком» я сразу предупреждаю, что у меня маленькие дети, которые могут неожиданно заболеть и т.п., поэтому, хотя я и буду стараться выполнить задание в намеченный срок, могут случиться разные «мамские» форс-мажоры… Если работодатель не согласен на это, наше сотрудничество просто не состоится. Надо сказать, что в основном месте моей работы – в ПСТГУ – к этому относятся с пониманием. А другой мой теперешний работодатель – православное издательство, предложившее мне редактуру одной уникальной книги, связанной с Царской семьей, даже согласилось ждать три месяца, пока у меня появится свободное время для этой работы. Не устаю благодарить Господа за те профессиональные радости, которые Он мне посылает.

…Еще одно важное правило (повторюсь: речь идет не об универсальных советах, а только о моем личном опыте) – поскольку времени у меня крайне мало, мой собственный внутренний график должен быть достаточно жестким: нельзя брать на себя сразу много дел – и нельзя отвлекаться от выполняемого дела на что-то другое очень интересное и даже полезное. Последнее, к сожалению, я выполняю не всегда – например, недавно я «оторвала» целых два вечера от своего учебника на написание очерка про то, как мы с Алешкой лежали в больнице. Просто не могла не написать – очерк «сидел» внутри и очень просился на бумагу.

И последнее, о чем мне хотелось бы сказать в связи с поднятой темой. Дело в том, что, помимо подработок, в моей жизни есть еще собственно наука. Мое литературоведение. Которое я тоже очень люблю и которым тоже очень хочу заниматься. И вот это НАСТОЯЩАЯ проблема. Потому что приходится совмещать уже не две, а три вещи: подработку, науку и малышей. А времени-то не так много на все. И здесь очень большую поддержку мне оказывает муж – сам человек науки, так же, как и я, мечтающий о том, что когда-нибудь напишет много научных книг, статей и защитит докторскую… Он всячески поддерживает во мне желание заниматься литературоведением – хотя, конечно, не в ущерб детям и хозяйству. Это очень наглядно проявилось в том, что он подарил мне на именины: цветы, мясорубку и… книжку по теории литературы.

Евдокия Варакина