consulting

Икона праздника



Храм Архистратига Божия Михаила при Военной академии

Мы в соцсети

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Группа Воскресной школы Божья коровка

Молодёжное движение Андреевцы

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Глазами очевидца

Среда, 05 Июля 2017 18:58

Великорецкий крестный ход. Как много связано с этими тремя простыми словами у людей, которые однажды имели счастье побывать на этом грандиозном духовном событии.  Однажды  в далеком 2001 году по телевизору показывали передачу про Великорецкий крестный ход,  я был поражен увиденным. Удивляла сплоченность и духовность тысяч людей, идущих бок о бок, в едином порыве и молитве. После передачи я стал мечтать, что однажды обязательно попаду на этот крестный ход, но моей мечте суждено было сбыться только через 15 лет.

В нынешнем году это был уже мой второй крестный ход, и, если Бог даст, надеюсь, что это станет моей постоянной и доброй традицией. По воле Божьей было так уготовано, что я «случайно» увидел объявление о крестном ходе, которое давало движение « Андреевцы» от храма Андрея Рублева в Раменках, и уже два года подряд я ходил в ход именно с ними. 

В Киров я прибыл на самолете на день раньше основной группы. Столица вятской земли встретила проливным дождем, и прогноз погоды на ближайшую неделю  предвещал  дожди на всю неделю. Я, если честно, даже смалодушничал, подумав, что идти по такой погоде будет просто невозможно. Но Николай Угодник все управил лучшим образом:  хоть и обещали каждый день ливень, он  упорно не наступал. В четвертый день был сильный, но короткий дождь, и, самое главное, начался он, когда весь крестный ход уже зашел в село Медяны, тем самым миновав глинистую часть пути на холмах, что тянется от Великорецкого. Видимо, смиловался над нами Святитель Николай. В прошлом году проливной дождь преследовал нас 14 часов без перерыва, с момента  выхода из Великорецкого. Дождь стоял стеной,  и даже негде было присесть и обсохнуть, ноги утопали в грязи. Но, правда, при всем при этом все шагали бодро, часа через три утопания в глине все стали как-то даже веселы, слышался задорный смех. То ли люди утомились, то ли приняли все как есть и решили: пусть будет, как будет. Ни слова роптания, ни сомнения, только вперед, шаг за шагом, с молитвой и верой – на все воля Господа.  Зато каким раем кажется простой, обшарпанный класс в местной школе после многочасового перехода. В этот час чувствуешь себя лучше, чем на любом фешенебельном курорте, и понимаешь, как мало надо на самом деле человеку для счастья и как много дает каждому Господь. Просто на фоне повседневности мы начинаем это забывать и отдаляться от Бога. Но по милости Его, Он напоминает нам об этом мягко, по-отечески.

Лично мне в этом году шлось на порядок легче, чем в прошлом. Не знаю,  с чем это связано, то ли уже хорошо представлял маршрут, то ли приобрел небольшой опыт, но путь был приятен. Хотя должен заметить, что наша группа готовилась к ходу основательно. Особенно большая заслуга была в этом нашей орггруппы, которая состояла из трех парней: Павла,  двух Константинов. Я думаю, ребята тоже хотели идти непосредственно в ходу, но смирились и занимались организационными вопросами, устройством  стоянок на ночлеги. Бог наградил их за то правом лично нести икону в Великорецком из храма до реки Великой.

Нашу группу возглавлял протоиерей Александр Никольский. Выделяясь из толпы своим высоким ростом, он был словно маяк, к которому постоянно подтягивалась наша группа, как мотыльки на свет. Этот батюшка обладает, конечно, огромной энергетикой и великой харизмой. Внешняя грозность, даже некоторая суровость исчезает, когда хоть немного узнаешь этого священника. И чем больше общаешься, тем больше понимаешь, как сильна его любовь к миру. Еще одним показателем для меня было, что у него 10 детей, и каждый год он берет с собой  в поход двоих. Невольно обращаешь внимание, как он печется о своих детях, как беспокоится: не сбились ли они с пути, тепло одеты ли.  Это даже умиляет.

Есть одна интересная  особенность на крестном ходе:   когда впервые видишь людей, с которыми тебе предстоит идти неделю, то вполне естественно, что к кому-то вначале возникает симпатия, к кому-то нейтральные чувства. Но по мере движения вперед, каждую минуту видя, как идет человек, который недавно тебе показался ничем не привлекательным, как он молится, как он помогает крестоходцам во время пути,  уже начинаешь корить сам себя. Что такое удумал, как подумать так посмел. Уже и покаяться хочется за недостойные мысли и извиниться. Постепенно человек открывается со своей самой лучшей стороны. Худшие стороны в ходе как-то исчезают сами собой. Ни разу не слышал, чтобы кто-то осудил кого-то. В общем, выходят все разномастной толпой, а возвращаются почти семьей. И это еще одно чудо крестного хода.

Отдельная тема – это лица крестоходцев. Кто был там, тот знает, кто не был, то посмотрите фотографии с хода любого года. Все люди внутренне собраны, достойны, даже благообразны. Не поленитесь, посмотрите на эти лица, благо, в интернете бессчётное количество фотографий. Вот мужичок, на которого в городе и внимания не обратишь, но сколько тепла излучают его глаза. Вот женщина непонятного возраста, вроде есть и есть, но видно, как она крепко молится,  и почему-то кажется, что не за себя, и сколько любви в ее сердце к Нему и близким, только Творцу и известно. А дети в ходе сущие ангелы, я только сейчас подумал и вспомнил, что не слышал ни разу детского плача и не видел активных шалостей, так характерных их возрасту.

И все-таки в этом ходе есть что-то, чего нельзя просто описать словами. Какая-то незримая атмосфера, что-то, чего мы все не имеем в обычной жизни. И чтобы это понять, нужно однажды пройти весь путь от начала до конца. В наш век сложно заставить даже нескольких человек собраться для какой бы то ни было деятельности, а тут десятки тысяч людей со всех концов страны и даже из зарубежья стекаются на это радостное событие. Тут более явственно ощущаешь, сколь силен в своих молитвах перед Господом Николай Чудотворец.  Каждый идет в крестный ход не просто так:  кто-то – просить, кто-то –благодарить, кто-то – приобщаться к общей молитве,  и каждую минуту хода то с одной стороны, то с другой слышно: «Радуйся, Николае, великий Чудотворче». И ведь он помогает каждому, кто хоть раз к нему приходил с искренней просьбой. И, пожалуй,  каждый крестоходец может рассказать удивительную историю помощи великого святого, а то и не одну.

И как легко понять на любом привале, где скапливаются тысячи людей, где находится икона Николая Чудотворца. Люди сразу образовывают длинную вереницу желающих поклониться образу великого святого. И у каждого теплится на сердце что-то свое, личное, что неразрывно связывает его со святителем Николаем.

Вообще, свт. Николай – уникальная фигура, как в человеческом, так и духовном смысле. Пожалуй,  вряд ли можно представить еще одного более сильного и быстрого на ответ святого. Сотни историй чудесной помощи происходят по всему миру (я не описался, именно по миру). Лично и не понаслышке знаю, как чтят его даже буддисты, у них его светлый образ трансформировался в знаменитого Белого Старца. Слышал любопытнейшие истории Его чудесной помощи и некрещеным, и мусульманам, и китайцам. В бывшей Манчжурии до сих пор пересказывают истории помощи «русского старика с вокзала», как описывали местные жители образ на православной иконе в храме при вокзале на КВЖД. Ну а кто из вас не слышал или не читал удивительных историй об избавлении от беды потерявшихся детей, когда из леса  деток выводил «добрый дедушка с белой бородкой». Или как часто защиту обижаемым предоставлял не пойми откуда бравшийся шустрый дед. И, главное, никому нет отказа в его помощи! Я и сам стал обращаться к нему, будучи еще не крещенным. И, быть может, именно его видимое заступничество и привело меня в большей степени к Святому Крещению.

Будучи уроженцами Владивостока, порта, который был закрытым в течение 40 лет, мы почти ничего не знали о вере, и такие понятия, как Бог, церковь, библия, – все это было какое-то эфемерное, почти как несуществующее. Я и первого священника-то увидел только в середине девяностых годов. Но, несмотря на это, на посиделках моряков после очередного рейса мы периодически слышали истории про Николу Морского, который то спас в шторм, то уберег от падения за борт. И хотя, как я понимаю сейчас, моряки из нашего города в то время зачастую знали про Николая не больше, чем мы, дети, но тем не менее многие из них твердо знали, к кому взывать в случае опасности.

И вспоминаю, как я, будучи уже студентом, учился в языковом колледже в Германии и 19 декабря наша преподавательница-немка рассказывала нашей группе (которую на 70 процентов составляли арабы) про день Санта-Клауса и  откуда пошел этот праздник. Она говорила, что был такой епископ в Ликии, Николай, который со временем в представлении людей трансформировался в Санта-Клауса, и что он является патроном детей, путешественников и, немного помолчав, прочитала дальше…России! Все студенты посмотрели на нас, трех русских студентов, и преподаватель потом пошутила, мол, ясно, почему Россия всегда выходит из любых ситуаций, с таким-то патроном. То-то же, знайте, с нашим Санта-Клаусом мы везде пройдем! Конечно, это шутка, но по смыслу она, пожалуй, более правильная, чем тысячи слов о том, чем сильны русские. Николаем сильны! И сразу почему-то вспомнилась история, когда в девятнадцатом веке митрополиту Филарету донесли, что один батюшка не силен в православной догматике. Желая проверить это дело лично, митрополит прибыл в церковь, где служил батюшка, и на вопрос, что есть Троица, получил ответ, что Троица – это Христос, Богородица и Николай Чудотворец. И этот пример показателен, что даже будучи неграмотным, наш народ полагал свои надежды на святителя Николая. И кто из вас видел хоть одну православную церковь, храм или часовню, где не было иконы Николая Угодника? Я думаю, ответ очевиден. И, словно бесчисленная яркая гирлянда, светятся на карте мира церкви в честь этого прекрасного святого.

Конечно, на тему Николая я могу рассуждать бесконечно, но упомяну еще одно свое впечатление, когда бродил по залам Государственного исторического музея. Я помню, как увидел маленькую иконку Николая, которую потерял или погиб с ней в бою наш солдат в Отечественную войну 1812 года. А через два зала увидел маленький медный складень XVI века с изображением Николая. И на этих двух образах было то же доброе лицо, что мы видим на иконах в наших сегодняшних храмах. Один и тот же образ сегодня, в XIX веке, в XVI веке, один и тот же образ нашего Помощника всегда! И я надеюсь, что наши потомки, как бы ни были технически развиты, не оставят нашей православной веры и не перестанут славить Николая Чудотворца!

И вот что очень важно отметить по рассказам крестоходцев и из своего личного опыта:  при желании попасть на крестный ход и даже будучи в нем,  ощущаешь все время  какую-то борьбу, чтобы этого не произошло. То буквально перед ходом многие заболевают, у иных  появляются какие-то непредвиденные обстоятельства. В этом году я едва не опоздал на самолет. Мой водитель такси два раза уезжал в какие-то дебри и на вопрос, зачем он туда поехал, не мог найти внятный ответ. Наш батюшка с детьми все же опоздал, но прорвался к нам на следующем поезде. Вот уж, право, лукавому неспокойно, когда такое количество паломников едет в крестный ход. И если человек физически вынослив и хорошо подготовлен для такого перехода, то его душевная борьба будет таким испытанием, которое не каждый в силах вынести. Наверное, в этом еще один смысл крестного хода, суметь перебороть все обстоятельства и преграды, и до конца. И все время нужно помнить, что Николай обязательно поможет, как бы ни было тяжело, как бы ни было плохо, нужно верить в помощь великого Угодника Божьего.

В Крестном ходе за все шесть дней вы не услышите ни единого бранного слова, не увидите перепалок. Люди собранны, вежливы и обходительны. Никто не мусорит. Каждый словно понимает, в честь Кого мы идем и Кому служим! И за это короткое время так привыкаешь к этому духовному спокойствию, что после, оказавшись в шумном городе, остро реагируешь на крепкие слова и выражения,  они словно ножом режут, отмечаешь угрюмость на лицах, печаль во взгляде.

И на минутку задумавшись о самом крестном ходе и перенеся на свою повседневную жизнь, даже и не понимаешь, откуда берутся силы спать по четыре часа, идти почти непрерывно в течение шести  дней. Пожалуй, это тоже чудо, что в таком темпе идут десятки тысяч православных людей. И ведь никто не жалуется, никто не стонет. И бывает, на минутку тебе кажется, как ты устал, но тут видишь бабушку лет 80-90, которая бодро шагает и читает акафист Николаю,  ребят-дошколят,  понимающих весь смысл этого хода. Когда видишь, как люди несут буквально на своих руках инвалидов, как  идут босиком весь путь некоторые крестоходцы,  понимаешь, что вся твоя усталость не более чем сиюминутная иллюзорность.

Еще меня, конечно, удивляет, как в начале крестного хода идут священники и главное – хор, двигающийся вслед за иконой. Темп их ходьбы довольно быстрый, но никто не сбивается, никто не фальшивит, немолодые батюшки не отстают. В быту, в нашей жизни, мы бы сказали, что это невероятно, но там все по воле Божьей возможно.

Этот год, конечно, еще особенно запомнился посещением Великорецкого Патриархом. Он служил Литургию на реке Великой, и, конечно, для меня была большая честь попасть на такую службу и увидеть Патриарха вживую. Это место особенно дорого мне, потому что именно тут я впервые причастился Святых Тайн, впервые увидел Патриарха. Это то, что я запомню на всю жизнь. Патриарх прибыл непосредственно в день праздника, 6 июня. На берегу Великой собралось несметное количество паломников. Также было много местных жителей, для которых приезд Патриарха был ничуть не меньшим знаменательным событием, чем для крестоходцев.  В толпе верующих соорудили живой коридор из казаков, кадетов и участников молодежных движений. Всегда с удовольствием смотрю на лица кадетов, какие-то они светлые, взгляд дурманом не затуманенный. В Москве так же, когда едешь на работу пораньше, часов в 7 утра,  часто на улице встречаешь кадетов, мальчиков и девочек, они словно сияют. И перемена особенно заметна, когда едешь чуть позже, часиков в 8-9, и едут ребята в школу или университет. Многие не вылезают из своих телефонов, даже не видят ничего вокруг, и главное – лица, такая заметная разница. Даже сложно описать это ощущение, вроде и возраст один, и комплекция, но лица и взгляд совершенно разные.  А хочется, чтобы все ребята были с ясными глазами.

На помосте, где будет проходить служба, в нервном ожидании стоят епископы, архиепископы и митрополиты. В воздухе витает напряжение, и видно, что для священноначалия приезд Патриарха много более волнительное событие, чем для нас, простых верующих. Вот все епископы выстроились в две колоны  и, шурша своими одеяниями золотого цвета легко, паря, словно невесомые, спустились с помоста. Явно, что вот-вот и Патриарх прибудет. Сперва мне не видно, что происходит, но вот я явно вижу длинную мантию зеленого цвета. Патриарх! Он неспеша идет с доброй улыбкой, благословляя  толпу собравшихся. Поднявшись на помост, тут же священники готовят Патриарха к службе, и вскоре она начинается. Передо мной почти никого нет, и мне хорошо видно Святейшего в течение всей Литургии. Он явно уже немолод, и, как мне показалось, ему слегка нездоровилось, но, когда он читал молитвы, его мягкий голос разносился по всей округе четко и звучно. Ни запинки, ни пауз, и я узнаю тот же мягкий голос моложавого Митрополита Смоленского и Калининградского, который я слышал и 20 лет назад, когда он вел свою передачу «Слово пастыря». Тут же я задумался, сколько же ему приходится служить, ведь после Литургии для него не наступит отдых. Будет тысяча новых дел, безумный график и распорядок дня, и ни минуты покоя, и так до последней минуты жизни. Спокойствия на пенсии явно не будет. Но тут же вспоминаю, что он в 28 лет имел сан архимандрита и был настоятелем духовной академии, которую до этого закончил с отличием. Человек явно не обделён талантами, хотя в наше быстротекущее время может и нужен такой Предстоятель, который сам в состоянии парировать столько ударов на нашу Церковь и, главное, добираться до сердец православных своим грамотным и проникновенным словом. Он, словно дирижер, приковывает внимание толпы, причем делает это ненавязчиво, и ты словно пропускаешь каждое слово через себя. И на фоне наших многих косноязычных политиков Патриарх отличается правильной и даже изысканной речью. Когда началось само Причастие, то он спустился, и я был от него буквально в метре. Патриарх причащал всех, кто был перед помостом. Видно, что он участвует в Таинстве с душой, четко спрашивая у всех подходящих имена и смотря каждому прямо в глаза. Я раза три встретился с ним взглядом – постное лицо, седая борода, глаза с легким прищуром, но взгляд очень добрый. Похож на взгляд отца, с умилением смотрящего на своего разыгравшегося ребенка. После обедни и водосвятия икону Николая переносили в Никольский храм. С реки Великой непосредственно до Великорецкого идет резкий подъем, и идти нужно минимум минут пятнадцать, но икону несут довольно быстро. Я еле поспеваю за ней, и тут понимаю, что сил-то у Патриарха еще много и я немного погорячился с выводами о его болезненном состоянии. После переноса иконы Патриарх с сопровождающими его лицами улетел в Киров. Что самое интересное,  вертолет сделал круг над Великорецким и некоторые стоявшие паломники крестили пролетающую машину.

Большим счастьем для всех нас было, что мы были еще удостоены чести видеть явленную икону Николая Чудотворца. Икона проявилась накануне 2017 года на простом куске железа, использовавшегося для хозяйственных нужд на подворье Трифонова монастыря. Проступивший образ словно пронзает тебя своим взглядом, словно он знает все явное и скрытое, хотя, пожалуй, так и есть. Я думаю, что каждый увидевший этот взгляд на иконе, не забудет его никогда.

И напоследок празднеств было явленно чудо:  над всем Великорецким появилась двойная радуга, да такая яркая, словно нарисовали краской на небе. Лично для меня это был явный знак, потому что в этом году мне посчастливилось побывать на Николу Вешнего непосредственно на мощах в Бари. И первое, что я увидел в этом южноитальянском порту, сходя с трапа самолета, –  была яркая двойная радуга. Конечно, можно все списать на совпадение, но кто чувствует, тот поймет, откуда столько яркой краски на небе.

После праздника наступило какое-то затишье. Кто-то пошел в храм пропеть акафист и прочитать на прощание молитвы, кто-то отдыхает и набирается сил на переход обратно. Мимо меня проходит мама с дочкой, говорят по-украински. Впереди стоит палатка с сербским флагом, и перед ней паломница с явно южнославянским акцентом что-то рассказывает о мире и единении. Сзади меня при получении порции горячей еды разговаривали два американца, думал, приехали полюбопытствовать, но оборачиваюсь назад, оба бородатые, с пластиковыми иконками Чудотворца,  и у одного вижу красную книжечку с надписью Psalms, но крест православный.  Но, как говорит Апостол Павел:  нет ни еллина, ни иудея, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всём Христос.

Лично для меня Великорецкий крестный ход – это осколок той самой Святой Руси, которую, говорят,  мы все давно уж потеряли. Но я думаю, что пока есть крестный ход, пока люди идут на реку Великую с молитвой,  она не умрет. Видя десятки тысяч людей, словно огромной рекой тянущихся по лесам, полям, тропинкам, неудержимо идущих вперед с молитвой, понимаешь, что она и не умрет никогда, как бы ни было тяжело, как бы ни было пусто, она по воле Божьей не умрет никогда. Я, помню, видел фото паломниц  послевоенных лет. Простые русские женщины, многие уже очень преклонного возраста, все очень бедно одетые, но в их глазах светится вера, та вера, которой еще поучиться надо. И именно такие женщины, буквально через десять лет после войны, в годы хрущевской «оттепели», когда всем обещали скоро «показать последнего попа»,  шли  уже в запрещенном крестном ходе. Шли, таясь, ночью, маленькими группами, обходя села, чтобы не попасться на милицейские посты, но все же шли, выполняя обязательство предков перед Николаем Чудотворцем. И вот теперь мы можем это делать свободно, не таясь, но именно там этот взгляд приобретает иной смысл, ты понимаешь, что они –  это и есть та ниточка Святой Руси, что мы не потеряли. И кому выпадет счастье побывать в крестном ходе, сходите на холм, где была обретена икона, там стоит крест в честь тех, кого в годы лихолетья не пускали на реку Великую, поклонитесь ему и вспомните всех, кому удалось сохранить крестный ход для нас.

И я надеюсь, что в следующем году я снова возьму свой рюкзак, молитвослов и, если Бог даст, пройду весь крестный ход. И каждому прочитавшему эту маленькую заметку я желаю снова оказаться на Великорецком крестном ходе. Ведь только там вы сможете испытать и своим сердцем почувствовать ту благодать, что есть еще на этой земле!

Слава Господу за все!

Слава Николаю Чудотворцу!

Шувакин Максим.