consulting

Икона праздника



Храм Архистратига Божия Михаила при Военной академии

Мы в соцсети

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Молодёжное движение Андреевцы

Группа Воскресной школы Божья коровка

Группа Воскресной школы Божья коровка

Группа Воскресной школы Божья коровка

Кинолекторий. Византийский урок. Гибель империи.

Четверг, 27 Августа 2015 18:51

2 августа в досуговом центре «Ровесник» состоялся просмотр и обсуждение публицистического фильма наместника московского Сретенского монастыря архимандрита Тихона (Шевкунова) «Гибель империи. Византийский урок». Проводил встречу священник Глеб Киселёв, посмотреть и обсудить фильм собрались прихожане храма во имя преподобногоАндрея Рублёва, иконописца и священник Николай Солодов.

В фильме ведущий — архимандрит Тихон (Шевкунов) — от первого лица излагает свое видение краха Византийской империи. Съёмки картины проходили в Константинополе (Стамбуле), Венеции и Москве. Премьера фильма состоялась на телеканале «Россия» 30 января 2008 года. Судя по многочисленным комментариям и публикациям в различных источниках, фильм вызвал широкую общественную дискуссию.

.После просмотра желание поговорить о фильме, высказать свое мнение возникло и у всех пришедших на просмотр. Первым высказался отец Глеб, который отметил, что основная мысль фильма заключается в том, что с утратой народом Византии духовности, верности Богу, тех принципов, на которых и держалась Империя, произошел крах этого могущественного государства. И действительно, как говорится в фильме, никакие внешние враги не одолели бы Византию, если бы она не была побеждена внутренним врагом. «Исторические поражения Византии происходили тогда, когда сами византийцы изменяли основным принципам, на которых держалась их империя. Эти великие принципы были просты и с детства известны каждому византийцу: верность Богу, Его вечным законам, хранящимся в Православной Церкви, и безбоязненная опора на свои внутренние традиции и силы». Так что дело было не в экономических трудностях, которые испытывала в тот период империя, – подобные трудности возникали и в прошлом, и с ними Византия успешно справлялась. И не в том, что многие византийские императоры родом были из Армении или из других стран. Дело было в разрушении духовного фундамента, на котором зиждилось внешнее здание империи. 

Конечно, если провести исторический анализ фактов и событий, изложенных в фильме, может сложиться впечатление некой мозаичности повествования, и подчас, из истории чтобы выразить и донести какую-то мысль, автором берутся не все, а определенные факты, а потом «выкладываются» в определенную версию. Но в итоге в процессе совместного обсуждения картины участники беседы пришли к выводу, что, несмотря на некоторые хронологические неточности, допущенное упрощение исторического контекста, основная задача фильма заключалась в другом. Ведь фильм не является историческим. В фильме сделан акцент на грандиозности Византийской империи и грандиозности ее поражения, а также приведены интересные параллели при анализе причин этого падения с настоящим временем. Удивительно то, что при отсутствии прямого упоминания в фильме о России (в картине ни разу даже не произносится «Россия»), ты понимаешь, что этот фильм о нашей действительности.

Вот что по данному поводу (разности оценок фильма, критическим высказываниям об исторических деталях) сказал сам создатель фильма архимандрит Тихон (Шевкунов) на встрече со студентами Московских Духовных школ в рамках обсуждения картины: «… Начиная от студенческого реферата и заканчивая какими-то большими работами, мы все равно избирательно берем факты. Невозможно не избирать. Это единственный инструмент для создания того или иного произведения или работы. Я не могу не сказать, что и сценарий и фильм получились достаточно схематичными, но мы этого не боялись, потому что главное было донести до огромного количества зрителей (слава Богу, фильм посмотрела, как говорят на телевидении, половина населения нашей страны, т. е. около 60 миллионов человек) ту проблему, ту боль, озабоченность, связанную с тем, что не все так хорошо у нас. И те огромные проблемы, которые перед нами стоят, это не просто какие-то проходные проблемы, а проблемы, которые могут привести к необратимым последствиям. Вот это для нас было самым главным. И второе, важнейшее для меня, то, что люди почувствовали себя не подкидышами в истории. И когда люди видят эту генетическую связь, пусть показанную схематично, я не собираюсь с этим спорить, когда люди чувствуют не только родство своего народа и своей страны с многотысячелетними пластами истории, но и место себя самого в этой истории, с какой болью отзываются в них эти проблемы. Они чувствуют проблемы Византии и понимают, что они для них не чужие. Почему? Потому что есть это удивительное историческое родство и видна историческая связь. Вот это и была одна из главных наших задач, которую мы – для себя, во всяком случае, – решили».

Эльнора Мягкова