consulting

Творчество прихожан

Собачьи дети

Опубликовано: Воскресенье, 02 Ноября 2008 16:32
 

Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных,

и привёл к человеку...

(Быт. 2, 19)

Если хотите, чтобы ваши дети были лучше,

 будьте сами лучше.

Тогда мы жили в серой кооперативной девятиэтажке, каких много настроено в нашем микрорайоне, да и по всей Москве. За безрадостный вид люди между собой называли их казармами. Что было действительно примечательным, так это большой зеленый двор перед домом, переходящий в овраг, и тогда еще не застроенная солнечная площадка за домом, где любили гулять мамы и бабушки с колясками. В тот год, когда все это произошло, у нас родился сын, и мы оказались свидетелями и участниками разыгравшихся событий.

А случилось вот что: ощенилась уличная собака. И жилище себе и своим четырём щенкам она устроила под огромной каменной плитой с очень узким лазом в самом центре площадки, под нашими окнами, что, впрочем, никак не мешало жильцам.

Собака была удивительно умная, «материнство» развило в ней, не знавшей своего угла, самые лучшие инстинкты. И многие убеленные сединами бабушки нередко приводили ее в пример некоторым молодым мамам, которые, увлекшись разговорами и перекурами, не замечали опасностей, подстерегавших их только что научившихся ходить детей.

Собака, её назвали Белкой за белый цвет шерсти, никого не подпускала к щенкам. Выгуливала их, когда не было поблизости людей. Не заводила она и собачьих знакомств, как будто понимая, что это может повредить её детям. Щенков можно было наблюдать только издали или из окна. Дело было зимой, и на белом фоне они, уже заметно подросшие, особенно выделялись.

Тощая маленькая мать и четверо толстеньких, чистеньких, счастливых зверёнышей представляли удивительное зрелище. Стоило где-то поблизости скрипнуть ветке, мать тотчас же уводила их в логово. И они слушались беспрекословно. А когда рядом никого не было, щенки хватали её за хвост и уши, присасывались к её тощей груди и потом, насытившись, шалили, как все любимые родителями дети.

Отрадно было видеть, как рано утром спешащие на работу мужчины и женщины делали крюк, чтобы забежать на площадку и положить на плиту лакомство для собаки и её детей. Белка никогда не выходила сразу. Терпение - это особая добродетель. Каким-то только ей ведомым чувством она определяла то время, когда можно выводить семейство. И с какой нежностью она смотрела, как её толстяки, такие хорошие и любимые ею, уплетают приношение. Она не позволяла себе прикоснуться к еде, пока не насытятся дети. Лишь после них мать слегка утоляла голод и остатки пищи аккуратно перетаскивала под плиту. По ней можно было сверять часы: завтрак, прогулка, сон, обед и т.д. Казалось, своим поведением собака воспитывала и окружающих.

Но, к сожалению, не всех. Есть такие люди, на которых проявление доброты и человечности действует, как красный плащ на разъярённого быка: «Это какую-то собаку жалеют больше, чем меня. Я всю жизнь...». Одним словом, как снег на голову (извините за устойчивый оборот), явились собаколовы и на глазах у шести-семилетних детей стали выкуривать Белку из-под плиты. Взрослых, как на беду, в это время поблизости не было. Белка, сколько могла, сопротивлялась, но потом вышла одна, чтобы спасти щенят, и перебежала к другому укрытию, где её и взяли. Пока собаколовы возились с Белкой, дети спасали щенят.

Когда после обеда, как обычно, мы вышли гулять, весть о том, что Белки и щенят на площадке больше нет, поразила и опечалила всех. Собачья семья стала частью окружающей нас природы, частью нашей повседневной жизни, осколком зеркала, в которое мы иногда глядим, и, слава Богу, если там удаётся ещё хоть что-то разглядеть.

Восторгаясь её добротой и «человечностью», люди восторгались собой и своими детьми, восторгались тем, что ещё могут восторгаться. И вдруг всё кончилось.

Нет, не кончилось. Собаку надо спасать, поехать к собаколовам и выкупить Белку.

Двое добровольцев, узнав, где находится «приют для животных», отправились на поиски нашей собаки. Они обошли все клетки с животными, которые, казалось, всё понимали, натолкнулись на оскорбления и насмешки персонала, но Белки так и не нашли и, потрясённые виденным, ни с чем вернулись домой. А дети на плите, под которой жила собачья семья, печатными буквами написали: «Предатели Белки - фашисты». Так они выразили свою боль.

---------------------

Вспоминаются слова святителя Игнатия Брянчанинова: «То достойно неутешительного плача, что звери ощущают Твое величие - не ощущают его человеки».

Трагедия человека - грехопадение - отразилась и на подчиненном ему животном мире.

Сначала был утрачен язык общения, затем стали употреблять в пищу мясо животных, хотя, как пишет св. апостол Павел, «тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучается доныне» (Рим. 8, 19-22).

Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской), поясняя эти слова, говорит, что «стенание твари есть одна только боль от потери надежды на человека и веры в него (т. е. доверия к человеку), потеря своего пути к Богу через него».

Архимандрит Амвросий (Юрасов) в подтверждение слов «Блажен, кто милует скоты» (Притч. 12, 10) приводит такой случай. Поздней осенью одна девушка пошла на озеро за водой, а увязавшийся за ней щенок попал в полынью и стал тонуть. С большим трудом девушке удалось вытащить бедолагу из воды. Оба мокрые, трясутся от холода, при этом собачка с радостью кидается к спасительнице, чтобы выразить благодарность. На другой день снится девушке сон: подходит к ней спасенный ею щенок и говорит: «Матронушка! Я за тебя Богу молюсь!». Как объяснил о. Амвросий, этим сном «Господь вразумил ее, чтобы она миловала животных» (из книги «О вере и спасении», вопрос № 358).

С любовью относился ко всему живому святой старец Силуан Афонский. Он пишет: «Дух Божий учит душу любить все живое. Один раз без нужды я убил муху, ...и трое суток я плакал за свою жестокость к твари и до сих пор всё помню этот случай».

Преподобные Сергий Радонежский и Серафим Саровский кормили хлебом медведей.

Преподобный Герасим сотворил милость, вынув занозу из лапы льва, который служил святому всю оставшуюся жизнь, а после смерти прп. Герасима умер от горя на его могиле.

К одному пустыннику в час употребления пищи повадилась ходить волчица, и он кормил ее остатками от своей трапезы. Та с благодарностью лизала ему руки и уходила, но однажды провинилась: не дождавшись старца, волчица самовольно достала из корзины один из лежащих там пяти хлебов и съела. Сознавая преступление, в течение семи дней она не появлялась у пещеры, но когда по молитвам старца, опечалившегося таким происшествием, она вновь появилась, то не осмелилась подойти близко, как раньше, а сидела вдали, опустив глаза в землю, всем видом давая понять, что просит прощения.

Только получив прощение, сдобренное удвоенной порцией хлеба, волчица развеселилась и вновь принялась регулярно посещать старца.

Все эти и множество других примеров свидетельствуют о таких взаимоотношениях, когда человек вновь, как Адам до грехопадения, становится другом твари и изливает на нее свою любовь. По словам преподобного Исаака Сирина, у милующего горит сердце „о всем творении, о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всякой твари", он „ежечасно со слезами приносит (о них) молитву, чтобы сохранились и были помилованы".

Святой доктор, архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), говорил, что животные, «как и люди, бывают от природы носителями определенного духа. Животные одной породы бывают смелые и трусливые, злые и угрюмые, ласковые и веселые. Им не свойственны высшие свойства духовности... Но любовь и зачатки альтруизма, а также эстетического чувства свойственны и животным. ...в этой любви лебеди и голуби, пожалуй, превосходят людей».

В замечательном акафисте «Слава Богу за все», написанном подвижником ХХ века митрополитом Трифоном (Туркестановым), есть строки, которые хочется повторять как молитву: «Слава Тебе за непрестанные заботы обо мне; слава Тебе за промыслительные встречи с людьми. Слава Тебе за любовь родных, за преданность друзей; слава Тебе за кротость животных, служащих мне. Слава Тебе за светлые минуты моей жизни, слава Тебе за ясные радости сердца. Слава Тебе за счастье жить, двигаться и созерцать, слава Тебе, Боже, во веки... Разбитое в прах нельзя восстановить, но Ты восстанавливаешь тех, у кого истлела совесть, Ты возвращаешь прежнюю красоту душам, безнадежно потерявшим ее. С Тобой нет непоправимого. Ты весь любовь. Ты - Творец и Восстановитель. Тебя хвалим песнью: Аллилуйа!»

Людмила Бабаджанян

Слава Богу

Опубликовано: Воскресенье, 02 Ноября 2008 16:25
 

Любовь одна, Христова. Человек, возросший в языческой среде, трудом, потом и кровью находит ее. Усвоив только один способ выживания - «око за око» (ср. Исх. 21, 22-24), тяжело приучить себя реагировать по-другому. Заметила, что если проявить внимание к человеку, как к своему самому родному и близкому, просто выслушать и побыть с ним душою, то он вдруг становится мягче, человечнее и начинает сам проявлять заботу и внимание к людям. Возможно, срабатывает все то же «око за око»... И как бы хотелось, чтобы в миру было побольше людей, способных дарить любовь Христову. Но мы боимся. Как-то встретились два верующих, церковных человека:

- Знаешь, а Оленька совсем от храма отошла: вся бубенцами да колокольцами обвесилась, что-то о восточной мудрости толкует.

- Давай будем о ней молиться.

- Что ты! Боюсь - у меня маленькие дети, вдруг им за это плохо станет.

Это первая реакция. Потом было и осознание, и покаяние. Как отодрать этот языческий навык? Ведь нужно-то немного любви. А если б Оленька была тебе дочерью, сестрой, близким человеком, разве б ты не молилась? «От дней же Иоанна Крестителя доныне Царствие Божие силою берется, и употребляющие усилие восхищают его...» (Мф. 11, 12). Хочу творить волю Божию, а делаю по своему хотению. Если б было не по силам, не было бы и этого предложения. Бог через людей к нам обращается. Значит, ты это можешь. Только привыкла я «два кирпича» нести, а мне еще два подкладывают, неохота: «Подождите немного, не готова я». На экзамене не спрашивают, готова ты или нет, ты уже его сдаешь. Господь ждет ответа. «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 35). Молиться о человеке - значит оживлять его.

Как-то одна старая женщина, прошедшая с госпиталями всю войну и отдавшая медицине лет сорок, сказала: «Врач никогда не поставит правильный диагноз, если не выслушает человека, не расспросит его». Ее слова подтверждает и мой опыт хождения по медкабинетам. Если так сложно с телесными болячками, то что говорить о душевных. Часто, бывает, думаешь: «Хочу помочь, вижу, человек на пути к погибели». Молишься. И вот, человек сразу раскрывается, начинает говорить о наболевшем. Но ты не готова сейчас его выслушать, и все происходит как-то не так, неправильно. Потом проходит время, и ты обращаешься к нему с вопросом, вызывая на разговор: „Как дела?". В ответ слышишь «нормально», и все. Человек поворачивается и уходит. А ты стоишь оглушенная. Хочу же помочь, почему не получается? Невовремя. Хочу творить волю Божию, а делаю по своему хотению. Ведь подаем мы милостыню деньгами, когда у нас просят. Время твое и душевное тепло дороже денег. Окажите милость, выслушайте человека, какую бы глупость, с вашей точки зрения, он ни говорил. 

Года полтора тому назад в Переделкино был случай. К одной обремененной заботами женщине подошел старший сын, подросток, и спросил:

- Мам, я тебе нужен?

- Нет, - ответила она, полагая, что он спрашивает о конкретной ситуации.

Он же говорил о другом. Поднялся на последний этаж высотки и спрыгнул. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам» (Ин. 15, 13-14).

И как счастлив человек, если с ним по жизни идет настоящий друг. Он готов отложить свои заботы и подарить тебе тепло души своей; любовь дружеская - отсвет любви Христовой. «И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители» (Лк. 16, 9). Дарите людям любовь, и они подарят ее тем, кто идет за нами. Даже если тебе пятьдесят, духовно ты, возможно, еще младенец. Ведь поддерживаем мы своих детей, младенцев, когда они учатся ходить. Вот, стою на дрожащих своих «духовных ногах», страшно сделать шаг, кто бы помог? Молюсь. И Бог посылает людей. Хорошо, что есть люди, творящие волю Божию. Слава Богу.

Прихожанка

Благодатная любовь

Опубликовано: Пятница, 31 Октября 2008 22:59

Небольшой храм в честь пророка Божия Илии в самом центре древней столицы почти теряется среди окружающих его домов, а по соседству с великаном и красавцем - Храмом Христа Спасителя - должен был казаться небольшой часовней. Но не в размерах действительное достоинство храмов, особенно в очах Божиих. Так храм Илии Обыденного, выросший на месте деревянного, построенного «об один  (в один) день», в течение последней седьмины (70 лет) стал своего рода духовным Вифлеемом (Домом хлеба духовного), где алкавшие и жаждавшие получали просимое, куда они устремлялись со своими скорбями и недоумениями, чтобы получить совет или утешение от своего пастыря.

Родительская могила

Опубликовано: Пятница, 31 Октября 2008 22:53
 

Воспоминание - для души питание, словно зрелый клас*.

О родительской могиле думаю сейчас.

Там была на той неделе в папин день**

                            и в мамин час***.

Набрала огромный мешок прошлогодней мяты,

И холмикам, освободившимся от сушняка,

                            стало свободно и приятно.

Расправились на новых побегах листья зеленые.

На папином холмике листья жесткие и острые,

                  на мамином - мягкие и округленные.

Здесь видно - наступает весна, оживает природа.

А там? Папе скоро десять лет,

                  а маме - три года...

А в этот день и в этот час

Они, наверно, молятся за нас.

послушница Татиана

31.03 - 4.04 2008 г.

* клас = колос (ц.-сл.)

** В четверг Православная Церковь особенно почитает святителя Николая чудотворца, в честь которого получил при крещении имя мой папа

* * * Мама Вера отошла ко Господу в 14.00. И в этот час - мамин поминальный час - стараюсь читать 17-ю кафизму.

Хованское кладбище. Западный вход...

Опубликовано: Пятница, 31 Октября 2008 22:49
 

* * * 

Хованское кладбище. Западный вход. Участок пятьсот двадцать три.

Почти в самом центре, за черной оградой, внимательно ты посмотри.

Почившие в Бозе здесь встретились снова, пройдя по земле много мест.

В металле - крест папин, на камне - все даты, из дерева - мамочкин крест.

Уставший с дороги, присядь на скамейку и мысли свои успокой.

Потом помяни всех от века усопших и «вечную память» пропой.

Послушница Татиана

Христос Воскресе!

Опубликовано: Пятница, 31 Октября 2008 22:45
 

Я сегодня, наверно, впервые

Обрела полноту бытия,

С древнерусской иконы живые

Божьи Очи глядят на меня.

Перезвон в честь Христа Воскресенья

Проплывает над грешной землей,

И тернистый мой путь ко спасенью

Нынче кажется легкой стезей.

Пасху празднует люд православный

И отрадно внимать торжеству.

Для меня этот день - долгожданный,

В завершенье Страстям и посту.

Смерть повергнув, Христос наш воскресе!

И себя уже не удержав,

Полетит высоко в поднебесье

В ликованьи счастливом душа!

                                        р.Б. Анна

Молитва

Опубликовано: Пятница, 31 Октября 2008 22:42
 

С надеждой на Тебя, Господь,

Я в труд дневной иду.

Ты укрепи мне дух и плоть

К полезному труду.

Ты Сам благослови меня.

Помощник будь в труде

И дай Ты мне в теченье дня

С Тобою быть везде.

Наставь, чтоб для Тебя мог жить

Я сердцем и душой.

Тебе все в жертву приносить,

Что мне дано Тобой!

                   р.Б. Марина

Одиночество

Опубликовано: Пятница, 31 Октября 2008 22:34
 

Бывают редкие мгновенья

Какой-то странной пустоты,

Что одиночеством навеяны

Средь повседневной суеты.

Я погружаюсь в одиночество,

Как в омут тихий, с головой,

И жду спокойно, пока кончится

Ненужных слов поток живой.

И вот приходит озарение,

Что времени, пространства - нет,

Есть неизвестности томление

И вечной жизни ясный свет.

И ритмы вальса, столь знакомые,

Меня пронзают глубоко,

И с тела бренного оковами

Душа справляется легко.

И сколько силы и возможности

Вдруг чувствуешь в своей душе,

И мысли о своей ничтожности

Совсем не мучают уже.

Уходит боль, обида кажется

Такой нелепой и смешной.

Писать стихи могу отважиться

Неискушенною рукой.

Оно нам нужно - одиночество,

Когда мешает суета.

Оно - условие для творчества,

Как для молитвы - чистота.

И в миг, когда оно набросится,

Холодной захлестнет тоской,

Я знаю, это сердце просится

В небес таинственный покой,

Где нет ни горя, ни отчаянья,

Ни страха, ни сомненья нет.

Горит свеча любви венчальная,

Даруя истин вечных свет.

р.Б. Евлалия

Душа ждала - и дождалась...

Опубликовано: Пятница, 31 Октября 2008 22:32
 

* * *

Душа ждала - и дождалась:

Мы встретились, мой Друг.

И то, что жизнь не удалась,

Неважным стало вдруг.

А может, я и не жила

Всю эту массу лет

И потому не поняла,

Зачем пришла в тот свет.

Мне все казалось там чужим,

Мне страшно было жить -

Как в цирке с куполом большим

По проволоке ходить.

И лишь во сне, освободясь

От жизни той земной,

Душа летела, торопясь,

Чтоб встретиться с Тобой

Здесь, на планете нам родной,

В румянце облаков,

Покрытой сочною травой

И множеством цветов,

Здесь души чистые живут,

Пройдя весь круг земной:

Боль и страданье, тяжкий труд,

Оставив лишь любовь -

Как главный Господа закон,

Как цель и смысл всего живого,

Поднявшись над добром и злом,

Любовь - как заповедь Христову.

                            р.Б. Евлалия

Как есть

Опубликовано: Пятница, 31 Октября 2008 22:26

Если свет, который во мне, есть тьма,
То какова тогда тьма?
Я - худое око, влюбленный в себя,
Былью жизнь пожил, не живя...

Душу прожигал в топке страстей,
В череде бессмысленных дней.
Не любил, не верил, предавал суете,
Волю, разум. Существовал по себе!

Оправдаться нечем, все утерял,
Вечность за похоть менял.
Фантазий вихрь кружится, рябя,
Занозой терзает превознесенное «я»!

Отчаяние петлею смыкается на шее,
Когда все это зрю в достаточной мере.

И ничего не смыть, как с грязной одежды,
Но есть все же дар Божий, это - надежда...

Надежда с икон пылает, жаром горя,
Молитвой, постом переплавить себя!
Не обращаясь, бежать от насиженных мест,
Возможно, тогда перекуют меня в Крест!

Принять тяжкое бремя на рамена свои,
Оковы высшего блага - ига любви.
И видно: падшей сущности не изменить,
Мне остается одно - покаянием жить!

За порогом мира что ожидает?
Время на сердце слова выжигает:
Если свет, который во мне, есть тьма,
То какова тогда тьма?

Прихожанин