consulting

Икона праздника



Храм Архистратига Божия Михаила при Военной академии

Мы в соцсети

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Группа Воскресной школы Божья коровка

Молодёжное движение Андреевцы

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Чудеса, да и только Избранное

Пятница, 08 Октября 2010 00:22
ИннаС чего начать? Очень сложно вспомнить главное, кажется, что все, что со мной произошло, – главное… Начну с самого начала.
Я родилась чудесным солнечным летним днем 1976 года в в одном из самых красивых городков Северного Кавказа. Цвели сады, за окном ласково улыбалось солнышко, а под окнами толпились родственники с цветами и шампанским в ожидании сына…
 Рвусь сегодня в руки к Богу и служению Ему,
           Завтра же ищу дорогу, что ведет в погибель, тьму.
Мне сегодня так хотелось сердце Господу отдать,
            Завтра вновь я в развлеченьях там, где чужда благодать.
Я сегодня помолилась и, сказав греху: «долой»,
            Завтра снова устремилась к жизни мира суетной.
То направо, то налево мы колеблемся в пути,
            Избегая Божья гнева, не спешим к Нему придти.
То Творца я призываю, то мамоне дань несу,
            То Бессмертному внимаю, то к греха приманке льну.
Бог не любит колебаний и изменчивых сердец.
            Тот, кто тверд в пути исканий, тот получит лишь венец.
Перестать бы колебаться  и от правды уходить,
               Как нам Господа держаться, как Его законом жить?!
                                                                                      Из тетрадки тёти Вари, простой русской женщины
 
 

С чего начать? Очень сложно вспомнить главное, кажется, что все, что со мной произошло, – главное… Начну с самого начала.

Я родилась чудесным солнечным летним днем 1976 года в в одном из самых красивых городков Северного Кавказа. Цвели сады, за окном ласково улыбалось солнышко, а под окнами толпились родственники с цветами и шампанским в ожидании сына… к ним вышла медсестра и сказала: «Поздравляю, папаша, у Вас родилась дочь!». На пару минут все замерли в оцепенении, и вдруг папа закричал: «Доча, у меня родилась доча!!!».

Мама моя русская - из рода Кубанских казаков и православная, отец  карачаевец – гордый Кавказский мужчина и мусульманин. По этой причине нас с братом в детстве и не окрестили… а жаль!
После моего рождения родители заключили «мировое соглашение», по которому оставили право выбора вероисповедания за нами, о чем нам с братом и сообщили в наши восемнадцать лет.
Правильно они поступили или нет, сложно судить. Может быть, я пойму это, если Господь благословит меня стать женой и мамой. А пока судить не берусь. Ведь детей вырастить и воспитать – это не поле перейти!
Жили мы очень хорошо, сказать, что детство моё было счастливым – это ничего не сказать! Оно было не просто счастливым, а сказочным. Мы с братом росли окружённые заботой, любовью и пониманием, в прямом смысле слова «катались, как сыр в масле»... это было самое самое-самое счастливое время! Вместе мы пережили все: жили мы и в роскоши, и в достатке, потом пережили лихие 90-е с их беззаконием, равнодушием, войнами, безработицей, вместе выживали, вместе ели пустую картошку и хлеб из картофельной кожуры и смеялись, все-все-все мы пережили… не смогли пережить только потерю.

Да уж, видимо, действительно не бывает ничего вечного… и в один прекрасный день наш уютный домашний мир стал разваливаться, как карточный домик – мама заболела раком…

Ни мы, ни врачи не могли понять, как абсолютно здоровая женщина, никогда в жизни ничем не болевшая, ведшая здоровый образ жизни, заболела этим страшным заболеванием.
Мы с братом всегда полагали, что глава семьи и человек, принимающий все решения, – это наш отец, но оказалось, что это была всего лишь иллюзия, грамотно созданная и умело поддерживаемая мамой.
МАМУЛЯ!!! Для каждого человека, ну или по крайней мере для большинства людей, мама – это самое святое и дорогое, что есть в этой жизни, дороже, наверно, только ГОСПОДЬ... И когда тебе говорят, что все, она умирает и ничего сделать нельзя – это тяжелый удар, это нокаут, встать и жить после которого очень тяжело, а порой невозможно! Отец мой так от этого удара и не оправился, не хватило сил встать и жить дальше… он нашел способ проще: стал пить, и пить много, причем в полном одиночестве. Заливая свое горе, он решил УМЕРЕТЬ.
«Ничего сделать нельзя, уже слишком поздно! Надежда только на ЧУДО!!!» - сказал нам после обследования очень серьезный профессор… ЧУДО… и опять ЧУДО!
ЧУДЕС в моей жизни было к тому времени немало…

Первое ЧУДО случилось, когда мне было 3 года, в 1979 году. Тогда в СССР была вспышка менингита, в тот год умерло очень много детей. Я была одной из них. Когда родители привезли меня в больницу, им тоже сказали: «Ничего сделать нельзя, уже слишком поздно! Надеяться можно только на ЧУДО!!!». И ЧУДО тогда случилось, первое из ЧУДЕС в моей жизни... Через 2 часа врачи констатировали смерть, родителей впустили попрощаться со мной, они рыдали, убитые горем, а я вдруг открыла глаза и громко сказала: «Папа, я сала хочу!». И папа в три часа ночи носился по мусульманскому городу в поисках сала…

Только сейчас, по прошествии тридцати с лишним лет, я понимаю, что вернул меня к жизни Господь, вернул по молитвам моей прабабушки Александры, дочери купца, церковного старосты и звонаря храма св. Лазаря в г. Пятигорске.
ЧУДО номер два случилось через пятнадцать лет. Я уже закончила школу, поступила в Университет, начались «бурные годы». Комсомолкой я не была, а вот спортсменкой, отличницей и просто красавицей – это да. И чем только не занималась: и горными лыжами, и альпинизмом, и стрельбой из пневматического оружия…

После очередных выигранных соревнований мы с коллегами решили отпраздновать нашу победу. Все было как всегда, беды ничто не предвещало... В разгар веселья приехал главный тренер, очень злой, и устроил нам «разгон». В частности, заставил вычистить все оружие и убрать его в сейф. По большому счету, сделать это следовало сразу же после соревнований, но, ослепленные победой, мы благополучно об этом забыли. Вот тогда-то и случилось несчастье. Как пуля попала мне в глаз, кто выстрелил - сейчас уже, наверно, и не припомню. Помню только безумную боль, шок, потом скорую помощь, военный вертолет. Опять скорая, ИМНТК им. Федорова - и очень яркий свет, свет, который резал глаза и причинял невыносимую боль… Слава Богу, все тогда обошлось, и снова мне Господь не дал умереть, хотя от смерти была я недалеко, до смерти мне оставался всего лишь 1 миллиметр…

Как ни странно прозвучит, но умирать было совсем не страшно, не просто не страшно, смерти хотелось, хотелось скорее умереть, настолько нечеловеческой была боль. Страшнее было другое – остаться слепой… Я тупо лежала с завязанными глазами, нельзя было вставать, переворачиваться и вообще шевелиться, плакать было тоже нельзя, я молчала и лишь изредка выдавливала из себя односложные «да» или «нет». И вспоминала… Память все-таки удивительная штука: именно в больнице, лежа с завязанными глазами, я читала ОТЧЕ НАШ! Откуда я знаю эту молитву?! – вспомнить не могла… Рассказала мама: когда я переболела менингитом, прабабушка забрала меня к себе в деревню, и на ночь вместо сказок читала мне Евангелие и Библию, рассказывала библейские истории, а еще учила молиться. Молилась пра подолгу и искренне, надо признать, необычайно сильной ВЕРЫ она была. Мама вспоминала, как зимой они с отцом приехали к нам в деревню в три часа ночи, а в окошке свет. Они тихо вошли, приоткрыли  дверь и видят – горит перед образами лампадка, в стаканчике с пшеном свеча, стоит бабуля на коленях перед иконами, а рядом я в белом платочке, белой сорочке… бабушка молилась - и я с ней молилась, молилась, стоя на коленях и четко выговаривая каждое слово… мама долго не могла понять, как сил у такой крохи хватало столько времени на коленях простоять?!  

…Так проходили в больнице дни, потом на счет пошли уже недели, от тоски и невыносимой боли спасала мама, моя дорогая мамуля, единственный человек, который верил, что я встану и буду все-таки видеть! И на диагнозы врачей, которые каждую неделю говорили, что жить мне осталась всего лишь неделя, упорно отвечала: «Бог милостив, однажды Он нам помог, поможет и сейчас!».

Мама постоянно разговаривала со мной, читала книги и МОЛИЛАСЬ! Молитвослов достать в те времена было довольно сложно, и она переписывала молитвы от руки. По правде говоря, переписывали друг у друга там молитвы все, все ухаживающие мамы, дочери, сестры...

Через некоторое время слух мой обострился настолько, что было слышно, о чем говорят в коридоре, в соседних палатах, где течет кран, как медсестра Анюта хихикает со своим парнем на лестничной клетке, было слышно, как текут слезы по маминой щеке! И Господь услышал ЕЁ молитвы, и во второй раз оставил меня жить… Тогда я еще не понимала, зачем, чего ОН от меня хочет и чего ждет…

ЧУДО номер три произошло еще через три года… К тому времени забылись все переживания, боль и страхи, я продолжала жить «на всю катушку» и была до глубины души убеждена, что жить нужно каждый день так, как будто он последний. И, конечно же, далеко не в христианском понимании…

Мы с друзьями решили совершить восхождение на одну из вершин северного Кавказа. Была снежная и красивая зима, мы приехали в лагерь, заночевали, а в шесть утра пошли на подъем. Спасатели по рации предупредили о том, что погода портится, но мы лишь посмеялись… Как же мы были наивны и самоуверенны! Этот подъем изменил нас в корне, изменил не только нас, но и наше отношение к людям, к дружбе. На себе мы проверили поговорки: «Друг познается в беде» и «Если хочешь узнать, кто твой друг – возьми его в горы». Горы проверили нашу дружбу на прочность - и проверки этой она не выдержала. Поднялось туда нас двенадцать друзей, а спустилось только трое. Нет, остальные не погибли, слава Богу, они живы. Просто страх оказался сильнее дружбы…

И я в третий раз осталась жить…. Правда, для чего, еще так и не поняла… И была еще не крещеная…

Прошло еще 3 года - и теперь уже я сидела в больнице подле мамы, читала молитвы и тихонько плакала...

Мама лежала в Центральной клинической больнице в г. Минеральные воды. Когда она засыпала, я выходила во двор, садилась на скамеечку и снова тихо плакала. Однажды ко мне подошла уборщица тетя Клава и сказала: «Ну чего ж ты сидишь, сходи в Храм, туточки рядом такой Храм стоит, ты шо, не слыхала про Батюшку Феодосия Кавказского?!! Сходи, батюшку позови, нехай мамку-то причастит да пособорует…». Я сидела ошарашенная, не понимая ничего, слова какие-то странные: причастит, пособорует, батюшка какой-то…

Утром все же я пошла в храм. Помню свои ощущения – было очень и очень страшно. Мне понадобились все внутренние силы, чтобы просто войти в храм, затем еще минут десять я топталась возле входа и не знала, у кого и что спросить. Видимо, растерянность была написана у меня на лице, ко мне подошла бабулька, спросила, что случилось, и позвала батюшку. Он внимательно выслушал, куда-то сходил, вернулся с чемоданчиком - и мы пошли в больницу. Когда мы вошли в палату, мама посмотрела на него и улыбнулась, как будто ждала его. Батюшка пробыл у мамы долго, целых три часа, время для меня тянулось тогда как резиновое, ждать было невыносимо…Он вышел улыбаясь и был чем-то доволен. Я удивленно посмотрела на него, внутри у меня все кипело: мама умирает, а он улыбается! И только теперь я понимаю, чему он так радовался…

И вот оно, очередное ЧУДО: после визита батюшки мама встала и даже стала понемножку кушать. И мы уехали домой, отпраздновали Пасху, а на третий день мама умерла… Считается, что об отношении к человеку говорит то, сколько человек пришло с ним попрощаться… Не знаю, так ли это, но проводить в последний путь мамулю пришло чуть более пятисот человек… Упокой, Господи, душу рабы Твоей Аллы!

Потом в моей жизни было еще несколько ЧУДЕС, но я упорно продолжала ходить по «лезвию бритвы», и понадобилось много сил как моих, так и людей, окружавших меня на тот момент, чтобы я наконец-таки поняла, для чего меня столько раз оставляли жить. А всего лишь для того, чтобы я приняла святое Крещение. И для того, чтобы мой еще так и не определившийся с вероисповеданием брат в очередной раз попросил: «Ты там когда пойдешь в свою церковь… помолись за меня, ладно?!». Но это уже совсем другая история…

Я же для Господа, видимо, и была той самой паршивой овцой, которую пошел спасать Пастырь, оставив все здоровое стадо...

Вот уж действительно: ЧУДНЫ ДЕЛА ТВОИ, ГОСПОДИ!

Спаси Вас ГОСПОДЬ!

р.Б. Инна

Другие материалы в этой категории: Сочетахся ли Христу? | Мое первое причастие