consulting

Икона праздника



Храм Архистратига Божия Михаила при Военной академии

Мы в соцсети

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Группа Воскресной школы Божья коровка

Молодёжное движение Андреевцы

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Мама Вера

Воскресенье, 16 Ноября 2008 12:46

Господи, благослови!

Трудно начать писать эту статью о маме. Но как ни мудри, а начинать надо с начала. А с чего же начиналась мама Вера? Думаю, с Промысла Божия родитися в деревне Дерягино Шуйского района Ивановской области у Богом венчанных супругов палехского иконописца Александра Михайловича Салабанова и золотошвейки Надежды чаду женского пола, в крещении Веры.

Даровал Господь рабам Божиим Александру и Надежде и сына - Сергия, кроткого, молчаливого юношу. Как-то в жару прилег Сережа в саду, а на голову набросил пиджак пришедшего к нему в гости известного гуляки. А кто-то решил, что это тот самый гуляка лежит и, ударив чем-то тяжелым по голове, убил. Упокой, Господи, душу убиенного раба Божия Сергия.

В молодости мама носила серьги до тех пор, пока отвергнутый ухажер не выдернул сережку, разорвав при этом маме ухо (шрам на мочке остался до конца жизни). Косметики или маникюра на маме я никогда не видела.

Супруга маме Вере Бог послал родом из Орловских краев - Ревтова Николая Кирилловича. Свадьба была 12 апреля 1941 года. В честь свадьбы обменяли карточки на сахар, хлеб и чай, позвали в гости папину сестру Полину и впервые за долгое время всласть напились чаю с хлебом.

Венчания не было. Но, думаю, Господь все равно послал семейного ангела: за всю жизнь ни разу не видела родителей ссорящимися, ругающимися, пьяными или курящими. Все совершалось с любовью друг к другу, к родным, близким и даже впервые встреченным людям.

В семейном фотоальбоме на одной из страниц папа поместил между фотографиями жены с детьми и сестры переснятое стихотворение А.С. Пушкина «Воспоминание детства»:

 

Ах, умолчу ль о мамушке моей,

О прелести таинственных ночей,

Когда в чепце, в старинном одеянье,

Она, духов молитвой уклоня,

С усердием перекрестит меня

И шепотом рассказывать мне станет...

 

Упокой, Господи, души усопших маминых сродников: Николая, Александра, Надежды, Сергия, Кирилла, Таисии, Димитрия, Павла, Любови, Полины, Георгия, Евдокии, Евдокии, Елены, Валентины, Инны, Лидии, Татианы, Михаила, Бориса, Зинаиды, Светланы и прочих, имена же их Тебе, Господи, известны.

Через год после папиных похорон (р.Б. Николай † 3.Х.1998) мама не смогла оставаться дома одна. Тогда я перевелась из школы, где работала воспитателем группы продленного дня, в наш храм, на левом клиросе поставили «мамино кресло», и более пяти лет мы ходили пешком под ручку почти на все службы.

Третьего января у мамы перестали ходить ноги. К мирским врачам она обращаться не хотела, возложив все упование на Врача душ и телес. Так мы оказались в вынужденном затворе на 7 месяцев, когда самым радостным событием стал приход батюшки со Святыми Дарами.

Регулярно появлялись со святой водой, просфорами и продуктами Зинаида, Любовь, Ирина с Христиной, Анастасия с Верочкой, Елена с мамой Ниной, Галина и другие прихожанки. Помогали с «бумажными» делами Мария, Наталия, Евдокия, Елена и другие. Спаси, Господи, наших благодетелей!

Прихожане приносили все бесплатно. Так что пенсия мамы с ее радостного согласия уходила на пожертвования монастырям, детским домам и отдельным людям, взывавшим о помощи через газеты.

И как обетовал Господь даровать все людям, взыскающим Царствия Небесного, так и посылал нам с мамой все необходимое для жизни, а сейчас шлет мне утешения духовные: приходят письма благодарности с фотографиями матушек святых обителей, с видами восстанавливаемых храмов и монастырей, в которые внесла свою лепту вдовы мама Вера. Помоги, Господи, и нам становиться храмами Духа Святаго.

Из книги «Моя жизнь со Христом и во Христе» знала, что у владыки Питирима, епископа Сыктывкарского и Воркутинского мама тоже - Вера, а сестра - Татиана. В газете православного Севера «Вера» прочитала о маме Владыки: «20 мая Сыктывкарская и Воркутинская епархия прощалась с игуменией Ибского Свято-Серафимовского женского монастыря матушкой Серафимой (Волочковой)... Облачена была матушка в свой последний путь в схиму...» Упокой, Господи, душу усопшия рабы Твоея схиигумении Серафимы.

Прошло 73 дня (на языке радистов число 73 означает наилучшие пожелания). Отправилась в последний земной путь и моя мама Вера. На голове у мамы был белый платочек с вышитой молитвой «Боже, милостив буди мне грешной», под головой - наволочка с молитвой «И да приидет на мя милость Твоя, Господи, спасение Твое по словеси Твоему», на ногах - парусиновые тапочки со словами псалмов: «Светильник ногама моима закон Твой» и «Стопы моя направи по словеси Твоему». Платье светлое, мамино любимое, а сверху - серая кофта, подаренная маме игуменией Василисой. На правом рукаве кофты слова: «И воздвигох руце мои к заповедем Твоим», слева - вверху на кофте вышито: «Воззвах всем сердцем моим, услыши мя, Господи, оправдание Твое взыщу». В руке - погребальный крест, на шее - крестильный крестик, на белой рубашечке - вышитый крест.

Третий день пришелся на память преподобного Серафима Саровского. Преподобне отче Серафиме, моли Бога о нас!

Девятый день - Успение праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы и святых жен Олимпиады диакониссы и Евпраксии девы Тавеннской. Святые жены, молите Бога о нас.

Двадцатый день приходится на Предпразднство Преображения Господа нашего Иисуса Христа. В этот день поется дивный кондак: «Божественным днесь Преображением, человеческое все естество просиявает Божественно, в веселии зовуще: преобразуется Христос, спасаяй вся».

Указание на год обнаружила при просматривании дневниковых записей:

21.XII.2000 г. Мама рассказала сон: сначала мы чистили ржавчину, а потом сажали картошку. Она шла впереди и считала шаги: «Один, два, три, четыре, пять». А я шла за ней.

22.XII.2000 г. Все как-то хочется истолковать мамин сон (это первый раз, когда она рассказала сон мне, причем даже ждала, боясь забыть; раньше, даже когда я слышала, как мама во сне испуганно кричала: «Дедушка!», и спрашивала об этом, она не отвечала). Сейчас такое чувство, будто это ответ на просьбу, молитвенно обращенную к великомученице Варваре в день ее памяти, который был в прошлое воскресенье, когда мы с мамой причащались в храме святой мученицы Татианы. Поняла так, что очищение ржавчины - это предстоящее 30.XII соборование в храме мц. Татианы, высаживаемая картошка - добродетели, которые после этого должны насадить, а вымеренные мамой 5 шагов - пять предстоящих лет.

А уж о первом дне святая великомученица Марина сообщала неоднократно. Я давала Евдокии набирать на компьютере службу с акафистом святым женам, от века Богу угодившим. Проверили, ошибки исправили, вроде все нормально.

Через некоторое время смотрю - нет в списке святых жен великомученицы Марины. Внесли. Проверили. Еще через какое-то время надо вывести дополнительный экземпляр службы. Вывели. Все хорошо, только великомученица Марина опять исчезла. Решила, что это у Евдокии такой компьютер странный, отдала работу другому человеку. Приносит распечатку - все правильно, но святая Марина стала царицей! То исчезает, то царицей становится. А вот и исчезла из нашей земной жизни мама Вера 30.VII - в день памяти великомученицы Марины (про царицу я еще не поняла).

... В субботу 30 июля, после того, как я прочитала последование благодарения за Причащение Святых Даров, дыхание у мамы заметно изменилось. До этого оно было тихое, почти неслышное, а тут будто мощный насос больше часа работал. После этого стали четко различаться звуки: ОХ-ОХ-ОХ-ОХ-ОХ-ОХ-ОХ-ОХ.... Потом: АХ-АХ-АХ-АХ-АХ-АХ-АХ-АХ... и после этого через широко открытый рот вырвалось из глубины неслыханное ранее с металлическим призвуком Фр-р-р-р-р-р-р - и отлетела светлой тонкой флейточкой в Царствие Небесное душа мамы Веры. Настенные часы показывали 14.00.

Когда перестала слышать мамино дыхание, позвонила в Коми-Печорский Скоропослушнический монастырь (когда настоятельница монастыря игумения Мария-Магдалина бывала в Москве, мы с мамой подъезжали к поезду под благословение). Спросила, как отличить летаргический сон от вечного. Матушка Мария-Магдалина сказала, что весь монастырь будет молиться, но чтобы не позже, чем через два часа у нас дома был врач.

После того, как врач «скорой» зафиксировал смерть, позвонила в Вотчинский Стефано-Афанасиевский монастырь (настоятельница монастыря игумения Василиса, когда бывала в Москве, заезжала к нам). Матушка Василиса сказала, что впишут маму Веру на вечное монастырское поминание и отслужат заказную заупокойную литургию.

Похоронив маму, съездила в Богородице-Рождественский монастырь, куда отправляла перевод и письмо настоятельнице монастыря игумении Викторине. В монастыре переписали поминание мамы со «здравия» на «упокой».

Укрепи, Господи, православно монашествующих, а их бдениями и молениями помоги России стать Русью Святой.

Хочу особо поблагодарить священников, облеченных властью отпускать грехи в Таинстве Исповеди, преподавать Святые Тело и Кровь Христовы в Таинстве Причастия: иерея Александра, первым позвонившего нам с мамой со словами утешения и предложением причащать на дому; причащавших нас дома Святыми Дарами иерея Андрея, иерея Даниила, иерея Максима; протоиерея Михаила, объяснившего нам, что происходит и что предстоит, прочитавшего последование при разлучении души от тела и благословившего меня прочитать последование на исход души. А также всех православных священников, дерзновенно возносящих у престола молитвы Богу за живых и усопших. Помоги, Господи, нашим батюшкам достичь святости, а их святыми молитвами спаси и нас, грешных.

Выражаю глубокую признательность старосте храма Сергию, вдвоем с которым мы читали и пели на мамином отпевании; Павлу и Сергию, помогавшим своими автомашинами, мужской силой и трезвым рассуждением; Антонию, читавшему у маминого гроба, помогавшему в пении на кладбище и истощившему свой мобильник на связь с храмом из автобуса; Георгию, в моменты моей суетности и беспомощности степенно произносившему: «Бог управит», после чего душа успокаивалась, и Бог, действительно, управлял лучше, чем я могла представить.

Низкий поклон всем нашим матушкам и сестрам: казначее Валентине, приславшей срочно необходимые деньги, Зинаиде и Людмиле, в самый трудный день окружившим меня заботой и помогавшим разбираться с неожиданно нахлынувшими ритуальными агентами со взаимоисключающей информацией; Евдокии, выпустившей приходской листочек, напоенный любовию к маме Вере; всем Наталиям, Любовям, Татианам, Еленам, Нинам и всем-всем, готовившим поминальные трапезы, поддерживавшим финансово и, главное, молитвенно. Окажи Твою милость, Господи, милующим и питающим нас.

Очень утешало то, что и бригада «Скорой помощи» во главе с рабом Божиим Николаем, и милиционер Александр, и агент ритуальной службы Георгий оказались православными. Помоги им, Господи, а через них и тем, к кому Ты их направляешь.

Слава Богу, что смогли проводить маму Веру в последний путь все ее дети: Александр (с супругой Ларисой), Нина и я, грешная послушница Татиана; внук Михаил и внучки Неонилла и Наталия; племянники Леонид и Сергей; сосед Владимир. А всего у мамули трое детей, семеро внуков и внучек, пятеро правнучек и правнуков. Рождение последнего, Филиппушки, в июле мама по времени еще застала.

Помоги, Господи, нашим крещеным родственникам укрепляться в вере, а некрещеным прийти ко Святому Крещению и воцерковлению.

Простите меня, грешную, что не смогла оповестить о маминой смерти многих родных и близких, знакомых и сомолитвенников.

Упокой, Господи, душу усопшия Твоея рабы новопреставленныя мамы Веры, прожившей 88 лет (число 88 на языке радистов означает любовь), и укрепи нас в Истинной Любви.

послушница Татиана

Другие материалы в этой категории: Жизнь как оправдание имени | Благодатная любовь