consulting

Икона праздника



Храм Архистратига Божия Михаила при Военной академии

Мы в соцсети

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Группа Воскресной школы Божья коровка

Молодёжное движение Андреевцы

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Друг

Воскресенье, 13 Марта 2011 23:45

Я бы хотела рассказать о своем друге. И попросить помолиться о нем. Он умер. Несколько дней назад. Его не стало утром 9 марта. Ему было 29 лет. Его зовут Денис. Дионисий. Господь полгода готовил его к смерти. Он лежал, пораженный инсультом. Но умер он не от этого. Остановилось сердце. У него было, как оказалось, сердце семидесятилетнего старика. Он мог бы умереть здоровым, в любой момент, но Господь судил иначе

Я бы хотела рассказать о своем друге. И попросить помолиться о нем. Он умер. Несколько дней назад. Его не стало утром 9 марта. Ему было 29 лет. Его зовут Денис. Дионисий. Господь полгода готовил его к смерти. Он лежал, пораженный инсультом. Но умер он не от этого. Остановилось сердце. У него было, как оказалось, сердце семидесятилетнего старика. Он мог бы умереть здоровым, в любой момент, но Господь судил иначе.

Слава Богу, Бог показал мне в жизни, что такое настоящая дружба. С детства я увлеклась горным туризмом, хождением в походы. У костра, с вершины заснеженных гор, на рассвете в лесу душа интуитивно искала Бога, но еще не зная, Кого она ищет, искала Его в красоте этого мира. Денис часто вспоминал, как мы познакомились, посмеиваясь, рассказывал, как он зашел в автобус, но котором группа детей со станции юных натуралистов уезжала в поход и увидел на запасном колесе дрожащую испуганную дворняжку в самодельной грязно-белой попонке, а рядом, придерживая свою собачку, стояла я. Мне было тогда лет 12, ему лет 11. Тогда мы еще не знали, что станем практически братом и сестрой. У нас была тесная дружеская компания из человек шести. Нашим руководителем была Ирина Константиновна, океанолог эколог. Она писала стихи, любила горы и всю свою жизнь отдала любованию красотой Божьего мира природы и нам, детям. Она водила нас в горы, читала стихи у костра, готовила нам травяной чай и сама солила для нас крымские маслины. Мы называли ее скаут-бабушка. Многие из нас состояли тогда членами этой молодежной организации. Денис был большим, основательным и болезненным парнем. Ирина с первых же дней прониклась к нему уважением, когда он, задыхаясь от отдышки, избыточного веса и проблем со здоровьем, молча шел позади всех, «не стонал, не ныл». И так повторялось каждый раз. Денис не отступал. Дстаточно скоро он получил от нас имя, в котором сквозило наше к нему уважение, Дэн. Так и хочется сказать – большой Дэн. Многое можно рассказывать, многого не расскажешь. Когда я поступила на первый курс, то немного отошла от ребят. Потерялась, сказывались новые интересы, новая жизнь. И, когда мы встретились наконец все вместе у Дениса дома, услышала от него: «Ты где была, подруга?». И стало стыдно, какая же я подруга, если так поступила с друзьями. Для Дениса – дружба, верность, преданность, это были не просто слова, а принципы жизни. Одна девушка из нашей компании называла Дениса «моя добрая автомобильная фея». Дэн без ума был от машин, он мог часами говорить о них. И когда Лена получила права и начала ездить, то он был и ее учителем и спасателем. И, застряв на трассе коло Алушты, она набирала его и через час он приезжал к ней, заводил ее машину, которая никак не хотела делать этого в руках своей хозяйки. И потом добродушно подшучивал. А когда продолжительная болезнь надолго лишила меня возможности учиться, ни о чем не спрашивая, приходил, поддерживал, шутил, вывозил в горы.

Ирина Константиновна умерла в мои 19 лет. Это была первая смерть в нашем круге. Мы собирались, ходили на могилу, вспоминали ее. Сейчас на том же кладбище покоится тело ее любимца. Дениса она любила и уважала особо. Я тогда не понимала всего, что происходит. Приход к Богу еще не произошел в моей жизни. На похоронах Ирины было много «ее детей», она любила нас, как своих детей или внуков. Люди говорили: «с детьми была, дети и хоронят».

После воцерковления мне было трудно общаться с ребятами, с Денисом. Мое мировоззрение изменилось, любя их, я не находила с ними точек соприкосновения в вопросах, ставших для меня жизненно важными. Денису я врать не могла. Я честно объяснила ему все, что не могу, что кризис. И он, как всегда, понял все. Он просто отошел в тень. Один раз прислал смс на Пасху. «Христос воскресе!». Я знаю, что он хотел встретиться, неоднократно, передавал это через друзей. Но мне было трудно. И он понимал. Не звонил, не писал.

В прошлом году они встретились с моей мамой. Казалось бы, случайно. Но, конечно, нет. Он выглядел ужасно, пережил в жизни кризис. Я молилась за ребят. Но теперь беспокойство подвигло молиться за Дениса особо. Ходатай покаяния – Иоанн Предтеча. К нему тоже обращены были наши молитвы. Мои родители тоже любили Дениса как сына. И через год как-то почувствовала, что могу с ним встретиться. Мы встретились небольшим кружком в три человека, как когда-то раньше. Обнялись, похлопали друг друга по плечам. Как братья после долгой разлуки. Все понятно было без слов. Пили чай, Денис подшучивал. Мои родители за это время воцерковились. Дэн бывал у нас дома раньше и, конечно, теперь  видел, как изменилась семья. Перед расставанием поклонился моей маме. Я как-то чувствовала, что это для него тоже не просто встреча, он хотел не просто встретиться со старыми друзьями, он искал ответы на свои вопросы и хотел видеть верующих людей.

Позже я узнала, что через 2 месяца после этой встречи Денис причастился. И еще через 2 месяца его на 4 месяца уложил инсульт. Второй раз он причастился уже в больнице. Он шел на поправку, мы все ждали, что он станет на ноги. На зимних каникулах я приезжала в Крым, мы были у него, планировали встречу летом. У кровати Дениса стояли иконы. В жизни Дениса была встреча с архимандритом Кириллом Павловым. Он благословил его семью иконой, сожалел, что поздно познакомился с Денисом. Долго говорил с ним. И теперь эта встреча ожила в памяти Дениса и его семьи, стала осознаваться ее неслучайность и судьбоносность. Он начал задумываться о вечности, молиться.

Дениса не стало 9 марта. В день, когда Церковь в этом году праздновала обретение главы Иоанна Предтечи, ходатая покаяния. После двух дней острой боли и тяжести батюшка мне сказал: «Что толку просто думать о нем? Боль должна быть к молитве». И стало легко. Бог забрал Дениса на духовном подъеме. На его отпевании было больше 100 человек. Его доброе сердце, верность привлекали к нему людей, его многие любили, и теперь это стало видно. Он жив, у Бога нет смерти. В день его смерти у меня очередная глава из Евангелия, которую в этот день я читала только за него, была о воскресении мертвых, а на день его отпевания  выпала 17поминальная кафизма. Когда мне было очень тяжело, я  в храме подняла глаза и увидела книгу «У Бога все живы» и сердце отозвалось облегчением. Денис причащался, он жив. Пожалуйста, помолитесь о нем. Так хотелось, чтобы больше людей узнали, что был в жизни такой человек. И помянули его. И чтобы память о нем сохранилась. Чтоб упокоил его душу Господь и даровал ему вечную радость.

Другие материалы в этой категории: Друг | Памяти мамы Веры