consulting

Икона праздника



Храм Архистратига Божия Михаила при Военной академии

Мы в соцсети

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Группа Храма прп. Андрея Рублёва в Раменках

Молодёжное движение Андреевцы

Группа Воскресной школы Божья коровка

Группа Воскресной школы Божья коровка

Группа Воскресной школы Божья коровка

Благодатная любовь

Пятница, 31 Октября 2008 22:59

Небольшой храм в честь пророка Божия Илии в самом центре древней столицы почти теряется среди окружающих его домов, а по соседству с великаном и красавцем - Храмом Христа Спасителя - должен был казаться небольшой часовней. Но не в размерах действительное достоинство храмов, особенно в очах Божиих. Так храм Илии Обыденного, выросший на месте деревянного, построенного «об один  (в один) день», в течение последней седьмины (70 лет) стал своего рода духовным Вифлеемом (Домом хлеба духовного), где алкавшие и жаждавшие получали просимое, куда они устремлялись со своими скорбями и недоумениями, чтобы получить совет или утешение от своего пастыря.

Уже сразу по входе в храм Вас встречает, как отец блудного сына из известной притчи, Сам милосердный Спаситель, проникновенно написанный во весь рост священномучеником святителем Серафимом (Чичаговым). И далее, к солее основного храма, к чудотворному образу Богоматери «Нечаянная Радость». За иконостасом, в алтаре, были наши предстатели пред Богом и молитвенники. Назову наиболее выдающихся по своей пастырской харизме* за последние 70 лет: это настоятели - отец Виталий Лукашевич (погибший в Уссурийском кране в 1938 г.), отец Александр Толгский (скончался в 1962 году, после 26-летнего пастырского подвига), проведшие этот маленький церковный корабль в самые тяжелые годы; отец Николай Тихомиров († 1987) и служители: отец Александр Егоров (прослуживший в храме почти 50 лет († 2000), отец Владимир Смирнов († 1981), отец Андрей Лоргус (декан Свято-Тихоновского института, настоятель храма св. мч. Трифона), иеромонах Гермоген (ныне настоятель храма прп. Феодора Студита у Никитских ворот). По пятницам Святейший Патриарх Пимен (без свиты) читал акафист перед иконой «Нечаянная Радость». Служил в нашем храме и митрополит Антоний Сурожский.

Наша жизнь безмерно коротка. Память о смерти открывает нам путь в жизнь вечную. «Се, стою у дверей и стучу». Господь постоянно стучит в дверь каждого человеческого сердца, чтобы войти в него и обитель у него сотворить. Но по черствости своей, в поисках эфемерного человеческого счастья мы не слышим этого стука в наши сердца, и двери их держим на замке.

Еще святитель Феофан Затворник сказал: «Человеку, чтобы придти в сознание, необходимо испугаться». Испугаться смерти, испугаться своей бесцельной и порочной жизни, испугаться неминуемого Страшного Суда и последующей за ним своей участи в той вечной жизни, о которой мы стараемся не думать, и все мысли о ней гоним от себя, как назойливую муху.

Чаще всего болезнь и всякие несчастья и горе заставляют нас прислушаться и услышать голос за дверью: «Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы». Тогда в открытую дверь твоего сердца входит Спаситель, а вместе с ним Вера, Надежда и Любовь.

Испуг, о котором говорит свт. Феофан Затворник, произошел со мной в 1982 году. Я потеряла самого дорогого мне и горячо любимого человека - мою маму. Она была бесконечно добрым, красивым, талантливым человеком. Блестящим математиком, альтруистом, прекрасным собеседником; ее глубочайшие познания всегда поражали меня. Но самое главное - в ее душе горел огонек любви к Богу. Ее любовь к Богу передалась мне и спасла меня от такой страшной утраты.

Итак, я стала прихожанкой храма Илии Обыденного.

С первой же встречи с батюшкой отцом Александром Егоровым я почувствовала исходящую от него любовь. Подобного чувства я ни от кого не испытывала, при том что все мои близкие меня очень любили. Ощущалось, что от него исходит не обычная человеческая (и без нее мир сейчас оскудел), а особая благодатная любовь.

Батюшку не сравнишь ни с кем. Точнее, сравнить можно, но эти сравнения не затрагивают чего-то самого главного. Субъективно это потому, что он - мой первый, а значит, в определенном смысле единственный духовный отец. Главное в нем не может быть выражено, а то, что может быть выражено, - это даже не «малая надводная часть айсберга». Будучи отцом многодетного семейства, он полностью принадлежал нам, своим духовным чадам. Как озарялся весь храм, когда батюшка только входил в него. Все прихожане, старые и малые, сразу устремлялись к нему за благословением. Внешне он был необыкновенно благообразен: небольшая седая бородка, аккуратно причесанные волосы и самое главное - искрящиеся любовью голубые глаза. Сутью священства батюшки была бесконечная любовь к людям. Об этом он говорил больше всего и почти всегда со слезами. Для батюшки было радостью сказать про кого-нибудь: «Какой это хороший человек». Всем нам не уставал повторять: «Вы только ведите себя хорошо, и Господь вас не оставит! Вы не можете без благодатной помощи победить ни единой страсти, ни единого греха; просите всегда помощи у Христа Спасителя своего». О. Александр был всегда какой-то светлый и сияющий, с внутренней радостью на лице. Иногда после Литургии он ходил по храму и читал стихи из 142-го псалма: «Яко погна враг душу мою, смирил есть в землю живот мой...»

Батюшка родился 23 августа 1927 г., был рукоположен во иерея 21 сентября 1951 г. Святейшим Патриархом Алексием в Елоховском соборе и прослужил в Ильинском храме 48 лет. С января 1999 года тяжело заболел, но на богослужениях продолжал быть. Скончался 5 марта 2000 г. во время Литургии. Похоронили батюшку рядом с о. Алексием Мечевым.

Иногда наш храм называли «шляпочным», из-за большого количества интеллигенции, посещавшей его. Но храм был духовным пристанищем и для немногих оставшихся в живых монахинь бывшего Зачатьевского монастыря и некоторых Дивеевских сестер, осевших в Москве после закрытия Дивеевской обители. Всех их окормлял наш батюшка и всех до последней сестры провожал в последний путь. Все документы и материалы монастырские (Зачатьевской обители) батюшка сохранил у себя дома. Он и воспитал, и духовно окормлял нынешнюю игумению Зачатьевского монастыря матушку Иулианию и его монахинь (Елену, Никону, Сергию).

В годы гонений на Церковь о. Александр тайно посещал больных на дому и в больницах, исповедывал и причащал. Батюшка имел духовный дар - спасать души, влекомые водоворотом жизненных страстей, тонущие в волнах житейского моря, с любовью и готовностью протягивал руку помощи. До глубины души поражало меня его сострадание к людям. Чужое горе он воспринимал как свое. Сострадание батюшки было истинное, шедшее из глубины любящего сердца. Если во время исповеди кто-либо из духовных чад рассказывал батюшке о своих горестях, о. Александр сразу же начинал горячо молиться и просить Господа о помощи, и помощь приходила.

Сильна была вера батюшки и велика любовь его к Господу. Батюшка не уставал повторять нам: «Не унывайте! Только не унывайте! Не падайте духом, цепляйтесь за каждую кочечку, за каждую соломинку, с упованием на милость Божию».

Когда батюшка учился в начальной школе, одноклассники его заперли дверь и силой хотели снять крест с его груди. Будучи ребенком, батюшка спустился с 4-го этажа школы на землю по водосточной трубе, но крест снять с себя не дал.

Каждому из нас он что-то уделил, помог, простил, отпустил, взял на себя грех или горе, сострадал, сорадовался, принес и привел к Богу. Многие батюшкины духовные сыновья стали священниками.

И все же самым главным даром батюшки была любовь, та, с которой он шел по жизни, вел других, она возвращалась к нему от сотен человеческих сердец.

И как велико было горе, когда не стало батюшки. Ноги не шли в храм. При одной только мысли, что его больше нет при богослужении, становилось нестерпимо больно. Но и тут не оставил меня батюшка. По его горячим молитвам я обрела настоящего друга и наставника. Но это уже совсем другая история, о которой мне рассказывать пока не разрешено.

р.Б. Галина

Другие материалы в этой категории: Мама Вера | Необыкновенное сочувствие