Колокольный звон. Ч. 2

ЦунамиШел 2005 год от Рождества Христова. И были войны неправедные. Народы голодали. Эпидемии уносили свои жертвы. Землетрясения, цунами и другие катаклизмы удивляли многих. Но это было только начало.

Православие ненавидимо всеми народами. Многие соблазнились, продались за «чечевичную похлебку», и предавали, и ненавидели друг друга. Беззаконие умножилось, и любовь во многих охладела. Они просто не узнавали ее, принимая за любовь ее пародию, называемую тем же именем (сатана – обезьяна Бога). Евангелие Царствия проповедано по всей вселенной…

И как во дни перед потопом, люди едят, пьют, женятся и выходят замуж.

Вспомнились слова Сталкера из одноименного фильма А. Тарковского: «Господи, они же ни во что не верят. У них орган этот, которым верят, атрофировался за ненадобностью. Им бы только жрать…»

Но не наше дело знать времена и сроки. Господи, даждь ми бодрствование, иметь уши и слышать, иметь глаза и видеть…

Видеть, видеть… Что я вижу…

Москва переполнена красивыми женщинами… Плоть все больше и бесстыднее оголяется. Духовник сказал: «Выход один – учись отводить взгляд». Господи, куда ж его отводить! Влево? Вправо? Бесполезно. Вверх, вниз. Господи, неужто знамение времен Ты мне дал уразуметь? Распознать сию Вавилонскую блудницу. Что небо золотое на закате к вёдру завтра – это мы как дважды два. А что целомудрие, совесть, стыд у детей наших стирается, а завтра что за этим последует, мы не знаем и знать не хотим.

Апокалиптические мысли роились в моей голове. Я шел по Пречистенке, безуспешно пытаясь смотреть только перед собой. Вдруг ход моих мыслей нарушил трезвон «во вся». Я посмотрел на часы, было без четверти пять. К чему бы это? Ведь нынче будни и положен великопостный звон «в двоя» (то есть в два колокола). Я направился к надвратной колокольне нижнего храма собора Христа Спасителя. Обогнав на лестнице прилично одетую женщину, я вдруг неожиданно услышал за спиной громкое звериное рычание. Я оглянулся – никого, кроме женщины, не было. Не пройдя и двух шагов, я услышал рычание вновь. На сей раз я заметил, что его издавала именно эта женщина. Наши глаза встретились, и я увидел взгляд, переполненный злобой и тоской. Она что-то прокричала мне, тыча пальцем по направлению к колокольне, но я ничего не расслышал из-за торжественного, громогласного и красивого звона. Поднявшись по лестнице, остановился, ожидая звонарей. Женщина приблизилась ко мне вплотную и произнесла следующий монолог, указуя перстом в направлении звонарей: «Их всех убьют. Сатана борется против Бога. Я каждый день читаю Интернационал 40 раз…» Дальше я не запомнил. Почему-то вспомнились убиенные иноки-звонари Оптиной пустыни Трофим, Ферапонт и иеромонах Василий…

Дверь колокольни распахнулась и из нее вышли знакомые мне ребята. Мы поздоровались.

- Братья, по какому случаю трезвон? Ведь нынче будни Великого поста.

- А по случаю встречи архиерея, то бишь Патриарха.

- А, ну тогда все понятно. А это кто? – спросил я, кивнув на стоящую невдалеке и что-то шипящую женщину.

Звонари покосились на нее. Их взгляд выражал отвагу смельчака, презирающего опасность, но отдающего себе полный отчет в ее реальности. «Это приходит сюда каждый Великий пост. Почти всегда вовремя. Когда опаздывает, мы штрафуем его», - и они улыбнулись. «Да, и «бесы веруют и трепещут», - подумал я.

Мы распрощались. Я двинулся дальше. «За что же так не любят православный колокольный звон богоборцы? Чем же так мешает им это благозвучное звуковое наполнение пространства?» - думалось мне. Вот и первые годы Советской власти ознаменовались походом на Колокола. Колоколам и всему, что было связано с ними, объявили войну, окончившуюся почти полным уничтожением колоколов и запрещением звонов. Более чем на 60 лет огромная страна, звуковым наполнением которой на протяжении столетий был колокольный звон, сопровождавший русского человека в течение всей его жизни, стала безгласна. Только в нескольких ее уголках тщательно береглась и передавалась из поколения в поколение традиция звона в колокола. Хранили ее немногочисленные подвижники, свято верившие в возрождение православной Руси и не представлявшие ее без храмов, колоколов, церковного пения, храмовой живописи. Ведь это неповторимое слияние веры, искусства и уклада жизни и составляет основу духовности нации.

Ответ всплыл из памяти. Вспомнилось, как Патриарший звонарь И.В. Коновалов сказал: «Никто не определил лучше, чем же мешают им колокола, как те, кому они мешают». Он имел в виду следующее: 1454 год. Турки завоевывают Константинополь, столицу православной Византийской империи. В летописи об этом говориться так: «В лето 6962 (1454 от Р.Х.) мая в 29 день, взят бысть Царьград безбожным царем Турским, и христианство погубиша, и церкви пограбиша, и кресты и колокола сняша, и святых Апостол церкви последи ту пограбиша». Далее турки, не запрещая православных богослужений, запрещают колокольный звон под предлогом, что будто бы звук их «возмущает покой духов, витающих в воздухе».

(Продолжение следует.)

р.Б. Вадим

БЛИЖАЙШИЕ СОБЫТИЯ
Суббота, 23 октября, в 16:00
Студия "Художественное слово"
Суббота, 23 октября, в 19:00
Беседы для желающих креститься
Воскресенье, 24 октября, в 12:30
Введение в Закон Божий